«Золотая Коллекция»

Подписывайтесь на рассылку «Золотая коллекция»
Приглашаем наших друзей и коллег стать подписчиками расширенной версии электронного журнала «Монтессори-клуб»! Мы будем отправлять Вам подборку лучших и самых актуальных материалов сайта один раз в неделю по вторникам.

Подключайтесь к нашим учебным программам
Получайте вместе с нами информальное образование! Узнайте о педагогике М.Монтессори самое главное и из первых рук! В наши персональные рассылки вошли лучшие статьи журнала «Монтессори-клуб», часть из которых больше нигде не публиковались, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Выберите Курс »

«Лучшее, что можно сделать для людей, – это научить их самим себе помогать»

Борис Бим-Бад
Мы снова и снова преодолеваем океан времени и возвращаемся к истокам гуманистической педагогики, без которых невозможно постигнуть гуманистическую парадигму современного образования. Имя швейцарского педагога Иоганна Генриха Песталоцци, жившего в конце VIII - начале XIX века, в этом контексте звучит пророчески. Песталоцци впервые стал рассматривать ребенка как самостоятельно растущее и развивающееся существо и сделал акцент на природосообразности воспитания,  а обучение - как  естественное, а не придуманное взрослыми движение от конкретного, чувственного созерцания к познанию и абстракциям.  Если бы мы заменили в старинных текстах Песталоцци слово «созерцание» на современное слово «наблюдение», то все его идеи показались бы нам необыкновенно близкими идеям педагогов-реформаторов начала ХХ века, среди которых были Мария Монтессори в Италии и Юлия Ивановна Фаусек в России.

Что же я, собственно, сделал на пользу человеческого образования?

Иоганн Генрих Песталоцци показал, доказал и продемонстрировал на практике, что развивающая сила обучения сосредоточена в жизненно необходимых (для обучаемого любого возраста) знаниях, знаниях о действительности, в которой человек живет и трудится, которую он стремится понять (это стремление всячески стимулируется воспитанием); знаниях, побуждающих к творческой жизни, формирующих способность точного мышления.

«Когда я оглядываюсь, — говорил в конце своей жизни Песталоцци, — и спрашиваю сам себя: что же я, собственно, сделал на пользу человеческого образования, то вижу, что я прочно установил главнейшее дидактическое положение в признании созерцания как абсолютного основания всякого познания и, устраняя всякие отдельные школьные предметы, старался отыскать сущность всякого учения и ту начальную форму, посредством которой наше образование определяется самой природой».

Созерцание у Песталоцци охватывает оба этапа рождения и жизни мысли. Сначала это чувственное восприятие, активное и деятельное, окружающего мира, дающее идею (например, идею мягкости, теплоты, освещенности и т. д.), не связанную с соответствующим словом. Песталоцци объяснял, что созерцание есть непосредственное и прямое впечатление, произведенное миром на наши внутренние и внешние чувства – впечатления морального мира на наше внутреннее нравственное чувство и физического мира – на наши внешние телесные чувства. Созерцание есть непосредственное, одномоментное схватывание, понимание, осознание, инсайт, прозрение, вспышка света, ага-реакция.

Но одним схватыванием дело не исчерпывается. За ним следует подключение внимания, самосознания, раздумий – это становление идеи как комбинации чувственных впечатлений. Мысль как продукт созерцания связывается со словом. Здесь необходимы анализ, сравнение, синтез, классификация и т. д.

Сообразное с природой образование возможно потому, что в природе человека имеются предпосылки для формирования мыслей через созерцание.

Способности рассуждения и мышления в понятиях формируются благодаря соединению простых идей в сложные. Задача педагога не в том, чтобы «вложить» в ученика знание или способность мыслить, а в том, чтобы заботиться об условиях их становления и укрепления. Заботиться, как садовник заботится о растении, удаляя вредоносные воздействия из питающей его почвы, насыщая ее здоровыми для плодоношения веществами и заботясь о равновесии солнечного света, воды и укрытия от непогоды. На самом деле ученики развиваются сами благодаря своей активности – они развивают речевые умения благодаря аудированию, говорению и письму, а мышление – благодаря мышлению. От прочности и надежности фундамента зависит достижение высших умений, совершенств или добродетелей – через их практикование и в их правильной последовательности.


По Песталоцци, понимание, суждение и рассуждение приобретаются путем их практикования.


Душа получает впечатления от внешнего для нее мира и она анализирует, сравнивает, и соединяет эти впечатления. Образование призвано культивировать этот процесс, следуя пути природы, не допускания отклонений от нее. Впечатления имеют свойство накапливаться, создавая опыт. На накопленный опыт приходится опираться школе, с багажом которого ребенок приходит в нее.

Всякое познание и знание должно исходить из созерцания и иметь возможность возвращаться к нему. Обучение, следуя путям природы, движется от целого, которое схватывается созерцанием, к составу целого.

Песталоцци: «Любое слово и мысль возникли из созерцания. Человек сначала созерцал свойства предметов, а потом именовал их. В языке отражены все впечатления, которые человек получал от созерцания природы».

Согласно Песталоцци, созерцание – активное восприятие, образное схватывание целого – означает осознанное познание сущности вещей и оценку личностью нравственных поступков и общественных явлений. Это – самостоятельное умозаключение, знание, приобретенное собственными силами, собственной деятельностью. Это – творческое восприятие мира с выработкой собственного отношения к воспринимаемому.

Созерцание есть управляемое учителем (воспитателем) чувственное восприятие мира вкупе с умственной обработкой этого восприятия. В обработку входят все умственные операции, которые тренируются, закаляются.

Дитя упражняется при этом во внимательности, в уменье отличать случайное от существенного. Поверхностное знакомство с предметами не допускается.

Главная функция созерцания – быть процессом возникновения образа, а этот процесс предполагает участие мышления.

Чувственное и рациональное едины, и всякая попытка оторвать их друг от друга наносит вред развитию человеческого ума. Образ формируется только в деятельности созерцания и мышления одновременно. У человека лишь тот образ сохраняется в памяти, который «назван словом», т. е. соединен со значением знака, лишенного образности.

Полный круг созерцания включает в себя внешнее и внутреннее созерцание. Внешнее созерцание (восприятие с помощью пяти чувств) есть предпосылка и первый этап внутреннего, «ясного» созерцания (понимания того, что скрывает кажимость, чего не видно под поверхностью, видимостью, внешностью). Внутреннее созерцание есть осознание факта восприятия, его анализ, синтез, вербализация. Ясное созерцание предполагает выражение полученных пониманий в рисунках, лепке, словесном описании и т. п.

Получаемое таким образом понятие учащиеся включают в контекст их бытия – «рождения», становления, появления, изготовления, применения, места в цепочке жизненных событий. В результате происходит понимание детьми смыслов, значений и ценностей, включая нравственные.

Приобретая понятия о вещах, явлениях и процессах окружающей ребенка жизни, он развивает свои мыслительные и речевые способности, равно как и способность к самообразованию и успешной деятельности.

Образование заключается в том, чтобы привлекать внимание учащихся к созерцанию мира, пробуждая тем самым сознание детей и углубляя их впечатления.


Образование обязано обеспечить порядок в представлении предметов и связь между идеями.

Искусство обучения сводится к упражнению размышлений над окружающим миром, его исследованию учащимися. Но образование предоставляет место и для спонтанных усилий детей по изучению того, что вызывает их собственный сильный интерес. Именно спонтанные усилия, самостоятельность учащихся актуализируют все душевные способности, включая волю. Это – шаг к нравственной самостоятельности и независимости. Чтобы знать, необходимо «созерцание», но его недостаточно: нужно еще делание, работа.

Думать и делать настолько связаны друг с другом, что когда исчезает одно, прекращается и другое: созерцание и эксперимент, понимание (ви’дение) и активность, впечатление и выражение едины. Это единство дает ясные идеи, обобщения и образованность. Не умение делать или знать причины и способы действия, а и то и другое. Познание сущности, устройства, причин и связей вещей обеспечивается, в частности, и умением их изготовить. Понимание выступает в единстве с запоминанием. Твердое, т. е. прочное, ясное знание – результат единства представления, понятия и слова.

Принцип созерцания применим не только к общему образованию, но и к специальному обучению. Песталоцци настаивал на приобретении учащимися личного опыта как базы любого присвоения способностей. Особенно преуспел Песталоцци в обучении географии благодаря организации наблюдений детей над своей местностью и моделированием ее в виде макетов, рельефов из глины и самодельных карт. География тесно связывалась со смежными науками, перерастая в краеведение.

Учебные предметы, основанные на созерцании – это и все остальные естественные науки и история. Планируемый Песталоцци «Алфавит практических умений» (ремесла, практическая умелость) служит тому, чтобы «элементы» – простейшие их составные части – усваивались в ясной логической последовательности.

Наряду с умственным созерцанием И.Г. Песталоцци признавал и нравственное созерцание, т. е. самонаблюдение и самооценку чувств, которые потом уже, когда они разовьются, он связывал со словом, с их наименованием.

Элементами нравственного созерцания у него выступают чувства гармонии, упорядоченности, красоты и покоя. Он считал, что есть только один способ представить себе всеобщую, высшую нравственную цель: благо людей представить конкретно. Чувственно – это нравственное общение. Исходный и конструктивный «элемент» нравственного общения – первые контакты ребенка с матерью.

Осознанность знаний и понимание человеком самого себя есть составная часть самосознания личности, самодеятельности и самопомощи. Надобно органическое соединение логики с конкретным содержанием образования, подводящее учащихся к самокритике, воспитывающее у них отношение к истине как к процессу, постоянному пересмотру и совершенствованию понятий, а не к усвоению результатов познания – «готовых знаний».

Путь к ясным понятиям лежит через постижение принципов познания и способов познавательных действий. Только они обладают поистине развивающей силой, обеспечивают перенос приобретенных умений умственной и трудовой, материально-практической, социальной и нравственной деятельности во все новые, непредвиденные подчас ситуации.

Опыт творческой деятельности должен быть осмыслен

Чувственные впечатления, полученные в ходе «внешнего созерцания», не дают развития. Для него необходимо «активное созерцание», «внутреннее», являющееся «суждением моего духа об этих впечатлениях и о чувствах удовольствия и неудовольствия, которые оно же и вызывает». Таким образом, способность созерцания переносится в сферу воображения и теоретического мышления.

Глубоко запечатленные в сознании детей, существеннейшие формы всех предметов раскрывают резервы умственного развития, оказываются прямым путем к умственной самостоятельности. Песталоцци нацеливал учащихся на прослеживание объективных связей всеобщего и единичного, на отождествление, распознавание различного в едином, на понимание целостности конкретного и лишь внутри этого целого – на раскрытие особенностей и взаимосвязей единичных предметов. Тем самым наглядно-действенное и наглядно-образное мышление, складывающееся у детей стихийно в труде жизнедеятельности, поднимается до теоретического.

«Лучшее, что можно сделать для людей, – это научить их самим себе помогать», – учит нас природо- и культуросообразная дидактика Иоганна Генриха Песталоцци.



Статья из журнала «Монтессори-клуб» № 1 (51) 2016
Фото: интернет-источник


Как и где узнать о педагогике Монтессори больше?

Предлагаем Вам стать участником программы "Монтессори-педагогика для всех". Это платная рассылка серии из 48 писем, каждое из которых включает в себя подборку статей о педагогике Монтессори, задания для самоконтроля и мультимедийные материалы.

Автор программы Елена Хилтунен: Монтессори-педагог, инициатор и родоначальница возрождения монтессори-педагогики в России, эксперт Ассоциации монтессори-педагогов России, автор более 30-ти книг о педагогике Марии Монтессори.

Интересно? Расскажите друзьям:

Борис Бим-Бад

академик Российской академии образования, профессор

Наши учебные программы:
Монтессори-педагогика для всех
Монтессори-педагогика для всех
2400 руб.
Монтессори-педагогика для родителей
Монтессори-педагогика для родителей
1200 руб.
Учитель для школы Монтессори
Учитель для школы Монтессори
990 руб.
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
1200 руб.
Монтессори-бабушки в строю
Монтессори-бабушки в строю
1200 руб.
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
1200 руб.
Русский язык по методу Монтессори
Русский язык по методу Монтессори
1200 руб.
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
1200 руб.
Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах
Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах
1200 руб.
Понимание математики. Метод М. Монтессори
Понимание математики. Метод М. Монтессори
990 руб.
Первая монтессори-учительница России
Первая монтессори-учительница России
990 руб.
Материалы на эту тему:
Мария Монтессори

Любовь к родине есть высшее проявление природной памяти

Эдвин М. Стэндинг

Новые дети с чертами будущего

Екатерина Сорокина

Волшебный момент русского чаепития

Екатерина Сорокина

Будем любить родителей не меньше, чем их детей

Екатерина Хилтунен

Анкета для финских родителей. Но почему только для финских?!

Подключайтесь к программе «Монтессори-педагогика для всех»
В учебную программу, рассчитанную на год, вошли лучшие статьи, часть из которых больше нигде не публикуется, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Узнать подробнее »