«Золотая Коллекция»

Подписывайтесь на рассылку «Золотая коллекция»
Приглашаем наших друзей и коллег стать подписчиками расширенной версии электронного журнала «Монтессори-клуб»! Мы будем отправлять Вам подборку лучших и самых актуальных материалов сайта один раз в неделю по вторникам.

Подключайтесь к нашим учебным программам
Получайте вместе с нами информальное образование! Узнайте о педагогике М.Монтессори самое главное и из первых рук! В наши персональные рассылки вошли лучшие статьи журнала «Монтессори-клуб», часть из которых больше нигде не публиковались, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Выберите Курс »

Мать и дитя во внутреннем диалоге

Екатерина Сорокина
В монтессори-сообществе постоянно говорят о самостоятельности детей. Или наоборот – об их несамостоятельности, неумении принимать решения, идти к цели, нести ответственность. Сепарация – значит отделение, и в отношении детей ее необходимо провести вовремя. Порою страстное проявление родительской любви, попытка оградить детей от сложностей жизни кончается экзистенциальным кризисом. Разве такого мы желаем нашим детям?

О природной связи матери и ребенка

Известно, что в современном обществе большое внимание уделяется развитию навыков и умений ребенка. Но порой мы забываем, что в ходе естественного развития дети усваивают лишь то, что  свойственно каждому ребенку – его единственной и неповторимой личности. Происходит этот процесс обязательно при материнском участии. Ребёнок рождается, и лишь телесно отделяется от матери. Еще долго он остается с ней в теснейшей связи, предусмотренной природой.

Исследования этого периода жизни зарубежных ученых (Малер, Штерн, Боулби, Уайнхолд) и отечественных психологов  (Филиппова, Добряков, Ланцбург, Колоскова, Варга и других) показывают, что ребёнок и мать первые 3 года жизни малыша остаются в диаде и представляют собой психофизиологическое единство. Мать как бы вынашивает личность ребёнка, как носила в себе его плоть в перинатальный период.  

Конечно, ребёнок рождается не до конца зрелым. Это в первую очередь касается его нервной системы. Происходит со-настройка матери с ребенком, похожая на их удивительный танец симбиотического периода. Танец, в  котором они максимально чувствительны друг к другу, ритмически со-настроены. Нервная система матери является своего рода адаптером, позволяющим ребёнку привыкнуть и научиться поддерживать оптимальный уровень возбуждения, и торможения, получить естественный навык переключения.  Происходит формирование привязанности, складывается базовое доверие к миру.

Мозг ребенка в этот период максимально чувствителен именно к взаимодействию с матерью. В симбиотический период, охватывающий примерно первое полугодие жизни, ее задача состоит в том, чтобы находиться рядом с ребенком, когда он нуждается в ней, быстро и чутко реагировать на его сигналы. И в то же время давать ему возможность проявить свою потребность прежде, чем немедленно удовлетворять ее самой.
 
Ребенку необходим тактильный контакт, ласка, забота, которая проявляется с нежностью и уважением. Ему важно, чтобы мать была эмоционально отзывчива, могла его утешить и помогала регулировать баланс возбуждения и торможения.  Будем помнить, что нарушения этого периода имеют долгосрочные последствия и неизбежно сказываются на следующих этапах развития человека.


Как это: противопоставить себя матери?

Как показывает опыт, в современном обществе огромное количество людей имеют те или иные травмы развития, произошедшие с ними именно в первые годы жизни.  Но, несмотря на большую информированность современных женщин о подготовке к рождению малыша, становясь мамой, они ощущают эмоциональное выгорание, когда видят, что их ребенок требует повышенной близости, испытывают трудности эмоциональной саморегуляции и часто срываются на детях.  

Ученые предупреждают, что период сепарации мамы с ребенком начинается со второй половины первого года жизни и в норме завершается кризисом 3 лет. При этом способность отдаляться от матери физически и психически происходит параллельно с процессом индивидуализации ребенка, то есть с построением его собственного, отличного от матери Я.  Этот процесс драматичен: ребенок стремится противопоставить себя матери, обрести энергию собственной активности и дерзновения. Успешность его прохождения – залог самостоятельности ребенка в будущем, уверенности в себе, способности в полной мере использовать свой исследовательский потенциал развития.  

Исследования последних лет, которые проводились, например, Дженей и Барри Уайнхолд, свидетельствуют,  что сепарация возможна ровно в той мере, в которой ребенок имеет надежную привязанность. К 2,5 годам у ребенка складывается основная модель привязанности, которую он далее воспроизводит с разными людьми, в разных отношениях и разных ситуациях. Большинство специалистов, изучающих привязанность, сходятся во мнении, что эта модель остается устойчивой на протяжении всей жизни. Каковы главные потребности этой фазы?
•    Спокойная и смягчающая реакция на настойчивые, упрямые или агрессивные импульсы.
•    Поддержка попыток отделения от матери без запугивания и угроз
•    Доброжелательное отношение к выражению страха, неповиновения, ревности.
•    Поддержка естественного любопытства и позволение безопасного исследования мира.
•    Физическая и эмоциональная поддержка во время проживания сильных эмоций.
•    Принятие как уникального человека с его собственными потребностями, чувствами и судьбой.
•    Отношение к ребенку как к хорошему человеку, а не через призму собственных проекций.
•    Проявления безусловной любви даже во время конфликтов. 


Ребенок в семье – мега проект родителей. Хорошо это или плохо?

Как показывает практический опыт, мы регулярно сталкиваемся с ситуациями, где сепарационный процесс мамы и ребенка нарушен.  Многие родители эмоционально не выдерживают проявление Я ребёнка. Порой мама испытывает неготовность отпустить его. Имея собственные ранние детские травмы развития, она бессознательно стремится удовлетворять свои  эмоциональные потребности за счет ребенка и оказывается вовлеченной в эмоциональную со-зависимость с ним.  

Многие женщины-матери в нашем обществе сильно угнетены сферой своих  эмоциональных контактов с другими взрослыми и годами находятся в четырех стенах с ребенком без поддержки. В то же время детоцентризм нынешнего общества также приводит родителей к гипер-опеке над своими детьми. Ребенок  становится для его матери (а порой и всей семьи) своеобразным жизненным мега проектом.  Но нередко мы сталкиваемся с ситуациями, где происходит инверсия ролей ребенка и матери, и ребенок фактически берет на себя ответственность, которая ему совсем не по плечу. А мама боится недовольства ребенка, проявления его эмоций, не умеет выставлять надежные границы.  К чему приводят такие нарушения?   
•    Личность Я ребенка остается слабо ощущаемой им.    
•    Он постоянно ищет опоры в объекте привязанности.  
•    Кто-то из детей трудно остается без матери в группе, либо даже при состоявшейся физической сепарации, остается «выключенным» и безучастным, не имея внутренних сил, ресурсов собственного Я.  
•    Кто-то из детей застревает в постоянной попытке командовать, управлять матерью, ситуацией, контролировать все происходящее.
•     Такие дети, проявляя черты своеволия, порой кажутся лидерами, но фактически это не так. Они не умеют следовать за кем-либо, и это создает трудности в их обучении, они сложно строят коммуникацию с другими детьми и взрослыми, ведь никто не собирается играть только по их командам и правилам.
•    У них слабые навыки адаптации и трудности с эмоциональной саморегуляцией.
•    Они редко пробуют что-то новое, чтобы не потерять контроль. У них сильный страх ошибки, неудачи, того, что где-то что-то пойдет не по задуманному ими плану, не будет соответствовать их ожиданиям.  
•    Фактически они постоянно находятся в повышенном тревожном состоянии и ищут внешние способы саморегуляции – еда, стереотипные действия, аутостимуляция, объекты, которые заменяют объект привязанности и выполняют функцию снятия напряжения: соска, игрушка, часто это телефон. 


Западная культура торопит, а постсоветская тормозит

Нарушение привязанности – довольно распространенное явление в современном обществе –как западном, так и в постсоветском. Однако, как отмечает в своих исследованиях Дженей Уайнхолд, и в том и в другом случае это проблема не одной семьи, а общества в целом.  

Западная культура торопит ребенка в процессе сепарации, что вызывает частую склонность к дистанцированию в отношениях, телесных ощущениях и эмоциональных переживаниях; у детей появляется яркий индивидуализм, нарциссические проявления личности.

Вместе с тем, постсоветское пространство показывает иную тенденцию. Матери дольше находятся с детьми, поддерживают их зависимость и не одобряют проявление активности, свободы и самостоятельности.

Многие современные матери мечутся между западным и постсоветским вариантами прохождения сепарации. Но оба варианта не являются оптимальными для развития личности ребенка и раскрытия его природного потенциала.  


Сопровождение матери в монтессори-классе

Представляется важной роль монтессори-учреждения в жизни детей как фактора поддержки дриады мама - ребенок.  Во-первых, детские сады Монтессори имеют инфант-классы, а значит, мы начинаем взаимодействовать с матерями уже на самом раннем этапе, когда они еще могут обустроить среду для создания оптимальных условий прохождения симбиотический фазы. Часто именно мамы с ребенком первого года жизни оказываются максимально потерянными и не имеют качественной информации о том, что же они должны делать, кроме функций ухода за ребенком.

Монтессори-класс может сопровождать семью с учётом возрастного этапа развития ребенка уже с самого раннего возраста. И я уверена, мы должны видеть мать не просто как клиента, а именно как часть развивающей среды и рассматривать работу с ребенком в возрасте до 3 лет через призму именно динамического подхода. Учитывать, что ребенок и мать еще очень тесно связаны в этот период, и процесс, который они оба проходят – очень важный и организующий становление личности ребенка.  

Если в инфант-классе мы можем помочь матери и ребенку наладить качественную связь, то со второго полугодия жизни, нам важно сопроводить их в сепарационном процессе.  Здесь очень важен сам факт взаимодействия ребенка не только с мамой, но и с педагогом.

В том же время я убеждена, что мы должны внимательно и без осуждения относиться к готовности ребенка оставаться без мамы в группе, создавать безопасные условия постепенного, комфортного процесса сепарации. Сам факт физической сепарации не означает психологического рождения ребенка и успешной его индивидуализации. Ребенок может снижать показатели исследовательской активности, испытывать серьезные трудности саморегуляции, давать соматические и психологические проявления тревоги. Но даже если мама готова его оставить в группе, мы должны верно оценить готовность ребенка к такому отделению. Что может быть показателями такой готовности?
•    Способность успокаиваться не только за счет маминого утешения, груди, бутылочки, укачивания.
•    Готовность поддерживать привязанность с педагогом, взаимодействовать с другими детьми, погружаться в работу с материалом без постоянной эмоциональной поддержки и подпитки со стороны матери.
•    Способность утешиться и включиться в работу в течение 10 минут после ухода матери.

Мамина тревожность может мешать ребенку оставаться в группе без нее. Нам важно выстроить с мамой доверительные, теплые, поддерживающие отношения. Даже если мы, как специалисты, видим явные ошибки родительского поведения, наша задача занять позицию не осуждения, а поддержки и принятия. С мамой, как и с ребенком,  все в порядке. А трудности требуют поиска и подходящих мер коррекции.  

Большинство мам испытывают болезненное нарушение самооценки, что может быть не очевидно из-за развитых защитных механизмов. Иногда родители проявляют недоверие, нарциссические черты, пытаются самоутвердиться. Наша задача видеть причины этого, ведь они, как правило, являются следствием собственных детских травм развития родителей. Родители недоверчивы, они как бы стремятся показать вам – мы все знаем сами, нам не нужна поддержка, с нами все ок. Важно в таких случаях занять заземленную профессиональную позицию.  

Часто оказывается так, что мама сама не готова к сепарации ребенка, она бессознательно включает его в свое я, что даже в речи проявляется – мы сегодня плохо кушали, мы сегодня расстроились в группе, имея в виду ребенка. Это приводит к тому, что когда ребенок начинает проявлять свое Я, она рассматривает это как свое родительское фиаско, переживает это как провал, отвержение, потерю любви. Наша задача: дать маме ясное понимание тех новообразований личности, специфики восприятия и реагирования, которые проживает ребенок, знакомить с его потребностями и запросом других взрослых, например, –воспитателей. Мы не можем осудить родителей за их чувства, потому что они просто есть. И, как мы бережно и с заботой относимся к процессу нормализации ребенка в группе, несмотря на сложности этого процесса, – так мы должны видеть и процесс нормализации родителей и сопровождать этот процесс.  

Ноябрь 2020 г.
Фото с сайта photosight.ru

Как и где узнать о педагогике Монтессори больше?

Предлагаем Вам стать участником программы "Монтессори-педагогика для всех". Это платная рассылка серии из 48 писем, каждое из которых включает в себя подборку статей о педагогике Монтессори, задания для самоконтроля и мультимедийные материалы.

Автор программы Елена Хилтунен: Монтессори-педагог, инициатор и родоначальница возрождения монтессори-педагогики в России, эксперт Ассоциации монтессори-педагогов России, автор более 30-ти книг о педагогике Марии Монтессори.

Интересно? Расскажите друзьям:

Екатерина Сорокина

Монтессори-педагог, кандидат педагогических наук, нейропсихолог, перинатальный психолог, автор проекта "Интуитивное Материнство", г. Нижний Новгород

Наши учебные программы:
Монтессори-педагогика для всех
Монтессори-педагогика для всех
2400 руб.
Монтессори-педагогика для родителей
Монтессори-педагогика для родителей
1200 руб.
Учитель для школы Монтессори
Учитель для школы Монтессори
990 руб.
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
1200 руб.
Монтессори-бабушки в строю
Монтессори-бабушки в строю
1200 руб.
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
1200 руб.
Русский язык по методу Монтессори
Русский язык по методу Монтессори
990 руб.
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
1200 руб.
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
1200 руб.
Понимание математики. Метод М. Монтессори
Понимание математики. Метод М. Монтессори
990 руб.
Материалы на эту тему:
Елена Хилтунен

Следуя за М. Монтессори, попробуем превратить психологический инструментарий в автодидактические материалы

Татьяна Березовская

Какие профессиональные качества ценятся в традиционной школе, а какие - в школе Монтессори

Питер Грей

Время заката детских игр

Елена Хилтунен

Чему на самом деле учится ребенок в монтессори-группе?

Мария Майер

Лечимся, играя

Подключайтесь к программе «Монтессори-педагогика для всех»
В учебную программу, рассчитанную на год, вошли лучшие статьи, часть из которых больше нигде не публикуется, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Узнать подробнее »