«Золотая Коллекция»

Подписывайтесь на рассылку «Золотая коллекция»
Приглашаем наших друзей и коллег стать подписчиками расширенной версии электронного журнала «Монтессори-клуб»! Мы будем отправлять Вам подборку лучших и самых актуальных материалов сайта один раз в неделю по вторникам.

Подключайтесь к нашим учебным программам
Получайте вместе с нами информальное образование! Узнайте о педагогике М.Монтессори самое главное и из первых рук! В наши персональные рассылки вошли лучшие статьи журнала «Монтессори-клуб», часть из которых больше нигде не публиковались, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Выберите Курс »

Давние летние истории из жизни учителей на озере Орилампи

Елена Хилтунен
Удивительное свойство человеческой памяти: время растворяется в ее дымке, но светлые события остаются навсегда и вспыхивают в сознании негаснущей звездой. Мы думали об этом в 2002 году, когда в последний день образовательного путешествия с газетой “Первое сентября” в Финляндию разложили на траве огромную карту событий прожитой вместе недели. Участники нашей педагогической экспедиции стали прикреплять к этой карте свои разноцветные кораблики: к морю Воздушных замков и Бумажных шляп, поляне Народных хороводов, лагуне Развивающих игр, острову Исполнения педагогических желаний, возвышенности Будущего великого пианиста, озеру Печальных детских глаз и к тем особенным точкам, которые в этом путешествии оказались незабываемыми. Всего мы насчитали их двадцать восемь. Но у каждого, наверное, остались и свои, тайные, которые будут жить в сердце долгие годы.

Статья из газеты "Первое сентября" №53/2002

Елена Хилтунен, Евгения Соколова,
Елена Литвяк, Елена Куценко

Урок по учебнику дальних дорог

Ничто в жизни не повторяется. Вряд ли когда-нибудь учительница чукотского языка из крохотного поселка на берегу Баренцева моря будет окунаться в прохладную воду финского озера Орилампи рядом с молодым педагогом из Шотландии. И вряд ли “горячие финские парни”, танцующие ночь напролет в ресторане под незатейливую музыку, когда-нибудь в другой раз наутро обнаружат, что посреди их танцплощадки вырос волшебный бумажный город с узорными канделябрами в виде оранжевых рыб, старомодными дамами в гофрированных бальных платьях и кавалерами в картонных панталонах.

Что вы там делали в своем образовательном путешествии: учились? отдыхали от школы? набирались сил? искали новых друзей? – спрашивали нас. Это были трудные вопросы. Ответить хотелось: с нами происходило все сразу. Мы проехали на автобусах почти всю южную Финляндию. Мелькали леса со старинными замшелыми валунами времен таяния доисторических ледников и с подрастающими тут же золотистыми сосенками; пролетали финские хуторки в два-три домика, покрашенные специальной вишневой краской, секрет которой был известен только местным жителям, а теперь его знаем и мы. Неспешно паслись стада финских буренок, из молока которых в Ориламмен-центре нам каждый день варили замечательный сырный суп то с грибами, то с форелью, а то и со шпинатом. Наш автобус сбивался с маршрута и мчался в объезд бездонных лесных озер мимо белых моторных лодок финских рыболовов, раскинувших сети в зарослях белых лилий. То и дело попадались люди, не торопясь бежавшие вдоль дороги с “лыжными” палками. Мы удивлялись такой картине, но нам объясняли: нормально! Это новый вид спорта. Бегают все от мала до велика. И палки продают баснословно дорого, особенно если хочешь приобрести к ним насадки для каменистой дороги или для глинистой...



В один из дней мы отправились в Хельсинки, где улицы и мосты походили на питерские, и все почему-то казалось знакомым. Но когда мальчишки, участники нашего путешествия, увидели огромные паромы, величественно застывшие в порту Финского залива, то сразу закричали: «Теперь мы представляем себе размер “Титаника!”» Женщины-учительницы оказались более романтичными. Они отметили, что хотя многочисленные памятники Хельсинки изображают исторических деятелей страны разных эпох, все они своими каменными накидками и выражением обветренных лиц похожи на симпатичных троллей из скандинавских сказок.

Наверное, в каждой стране можно заметить нечто парадоксальное, никак не вяжущееся ни с общим ее обликом, ни с характером жителей. А впрочем...

От Орилампи до сумасшедшей белизны огромной каменной Башни, стоящей посреди леса, семь километров. Мы ходили туда в пеший поход. Говорят, в старые времена там жил отшельником один чудак, который эту необычную башню и построил. Хотел, чтобы забравшиеся на нее люди увидели лесную Финляндию с высоты птичьего полета. И за это волшебное ощущение каждый заплатил бы по 2 доллара (хотя, конечно, за чудеса платить грех). Говорят также, что чудак этот со временем неслыханно разбогател.

Наверное, родственники наших вернувшихся в родные пенаты путешественников раскрыли рты от удивления, когда обнаружили среди подарков в запыленных рюкзаках скорлупки от страусиных яиц. Тут же следовала одна и та же познавательная история, которая все объясняла. Историю рассказали нам хозяева страусиной фермы, которые в тот день были немало удивлены наплыву интересующихся посетителей из 17 городов мира.

Оказывается, когда страусиха снесет свое большое темно-зеленое яйцо, то сразу оставляет его. Но не на произвол судьбы, а своему супругу. Мол, я свое дело сделала, теперь ты яйцо высиживай. А сама уходит гулять. И бедный страус два месяца сидит на этом несчастном яйце, не ест, не пьет, пока не вылупится желтенький симпатичный страусенок – сыночек или дочка. Не знаем, как в Австралии, но у финских страусов именно такой обычай. Мы также заметили, что человеческие финские папы тоже гораздо больше времени проводят со своими детьми, чем папы в других странах, например, в России. Вот почему наши женщины складывали скорлупки от страусиных яиц в коробочки и собирались везти их домой в подарок своим мужьям.

... Был один вечер: солнце садилось в облако, прибрежный лес темнел где-то изнутри гладкой воды. Мы сели в три лодки и стали грести к маленькому каменному острову посреди озера. Взяли гитару и аккордеон. Дети просили развести костер. Мы высадились среди камней и выполнили их просьбу. Профессор психологии запел что-то нежное, белорусский философ подхватил, а учительница из Нидерландов неизменно подбрасывала веточки в огонь. Маленький Ванечка рядом с большим костром сделал свой детский, состоящий из трех прутиков, а ученик музыкальной школы Арсений Строковский стал настраивать аккордеон на исполнение фуги Баха. Солнце окончательно село. На озеро Орилампи пришла ночь. Мы оставляли остров. Лодки выстроились в ряд, плотно друг к другу, и музыка Баха неслась в небо над озером слаженно и мажорно.

27 событий одной недели лета 2002 года

•    Лекция “Философия детства” (Михаил Гусаковский, Минск, Беларусь)
•    Лекция “Тьютор в образовательном путешествии” (Татьяна Ковалева, Москва, Россия)
•    Лекция “Психотехника как диалог педагога со своей душой” (Дмитрий Сороков, Москва, Россия)
•    Лекция “Детский совет мира” (Хитен Накум, Великобритания)
•    Лекция “Тайны русского фольклора” (Тамара Смыслова, Москва, Россия)
•    “Круглый стол” по автодидактике (Елена Хилтунен, Москва, Россия)
•    “Фантазии из бумаги” – мастерская Надежды Максимовой (Москва, Россия)
•    Мастерская русского фольклора Тамары Смысловой (Москва, Россия)
•    Мастерская развивающих игр Ларисы Воскобович (Санкт-Петербург, Россия)
•    Мастерская средневековых танцев Алины Горченко (Санкт-Петербург, Россия)
•    “Плетение русского кружева” (мастерская Ларисы Мироновой, Санкт-Петербург, Россия)
•    Мастерская чукотского языка Людмилы Родионовой (г. Анадырь, Россия)
•    Представление сайта “Педагогика сотрудничества” (Дмитрий Сороков, Москва, Россия)
•    Видеофильмы о Чукотке
•    Выставка фоторабот Владимира Строковского (Москва, Россия) и графики Евгении Двоскиной (Москва, Россия) в городе Коувола
•    Фортепианный концерт Андрея Ярошинского в городе Коувола
•    Поход на башню Эльвинген Торни
•    Аквапарк “Сирена” в Хельсинки
•    Страусиная ферма в Мянтьяхарью
•    Винодельческая ферма
•    Путешествие в Хельсинки
•    Финская национальная кухня
•    Лодочная мастерская на озере Орилампи
•    Путешествие на старинную бумажную фабрику Верла
•    Поход за ягодами и грибами
•    Аукцион
•    Ночной концерт на необитаемом острове озера Орилампи

Все тона гармонии

Люди, собравшиеся здесь, приехали, прежде всего, затем, чтобы подумать и поговорить о том, что происходит не только в российской и мировой педагогике, но и в классе при встрече взрослого и ребенка.

Но даже самый мудрый и опытный лектор не даст ответов на все учительские вопросы. Он может помочь задуматься и наметить самостоятельный путь решения для каждого, кто открыт для собственного продвижения в профессии.

Например, Дмитрий Сороков предложил несколько простых и действенных способов преодоления стресса, ставшего нашим постоянным и навязчивым спутником на экзаменах, открытых уроках, контрольных и многочисленных аттестациях.



Обрели гармонию с собственным Я? Теперь подумаем о гармоничных отношениях со всем окружающим миром. В этом может помочь Хитен Накум, приехавший из Великобритании.
Подобным идеям не одна сотня лет: в любом фольклоре мы находим принципы единства человека и природы. Об этом рассказывала Тамара Смыслова, солистка ансамбля народной музыки. И не только рассказывала, но и пела былины, скоморошины, колядки, танцевала и приглашала всех желающих войти в хоровод, объясняла особенности обычаев, костюмов, говоров разных регионов России. Оказывается, ни один элемент народного быта не случаен. Все, вплоть до особенностей диалектов, продиктовано окружающей природой.

Значит, культура – это гармония? Ничуть не бывало. “Культура репрессивна по отношению к человеку, это система норм и запретов”, – считает философ образования Михаил Гусаковский. И задача педагога в том, чтобы сделать встречу ребенка с культурой наименее травматичной для детей. И нам нужно не диктовать и подавлять, а сотрудничать с ними.

А как? Много ли работающих технологий в области педагогики сотрудничества? Как они рождались? О возникновении одной из новых для России технологий – тьюторства – рассказала Татьяна Ковалева, создатель первой в нашей стране частной школы.

Искусство слышать детские вопросы

Можно много ездить по белому свету и ничего не увидеть. Но если ученик отправляется в путешествие со своим тьютором, такое не случится.

Клубы образовательного туризма созданы в двадцати школах России, где с ребятами работают тьюторы, рассказывает Татьяна Ковалева – руководитель мастерской “Роль тьютора в образовательном путешествии”.


Само путешествие и для ребенка и для тьютора состоит из трех частей. Часть первая – это вопрос ребенка и работа тьютора с ним. Задача и искусство тьютора – как можно дольше не закрывать этот вопрос, углублять и переводить его в плоскость исследования.

Тьюторская команда Татьяны Ковалевой проработала роль тьютора в трех моделях учебного исследования, которое ведется в образовательном путешествии. Это естественно-научное исследование, где ребенок с помощью тьютора выстраивает проверку своей гипотезы на следах культуры тех городов, где он оказывается. Другое исследование – гуманитарное, социальное, когда ребенок проверяет свою гипотезу не на следах культуры, а в коммуникации с местными жителями – интервью, анкетирование. И наконец, третий тип исследования в образовательном путешествии: погружение в то место, где очутился ученик, своеобразная медитация. Еще задолго до того как поехать в Афины, в группу обязательно придут ребята, которым интересно побывать в тех местах, где жил Сократ. Для них важна энергетика места, они совершают как бы путешествие во времени.

А потом все возвратятся домой и начнется кропотливая работа ученика над тем, как выстроить презентацию исследования и из толстенной папки своего интереса отобрать самое-самое. Что же здесь будет делать тьютор? Да все то же: задавать вопросы своим ученикам. Потому что он, по определению, сам на вопросы не отвечает, он их задает. Такой вот получается сократический разговор. Диалог.

О понимании и печали

...Женщина стояла около фотографии мальчишек, гоняющих в футбол на минном поле Чеченской войны, и плакала. Откровенно. Даже не смахивая слез. Это была русская женщина. А фотография висела на выставке работ фотохудожника “Первого сентября” Владимира Строковского, которую мы организовали в главной библиотеке финского города Коувола.



Не всегда и не везде на Земле дети улыбаются столь спокойно и счастливо, как здесь, в благополучной и мирной Финляндии. У детей бывают печальные глаза. Шесть пар печальных глаз, а внизу война – страшная, безжалостная, горькая. Именно так были развешаны фотографии на выставке. Они говорили: помните о детях. Помните о каждом ребенке – своем и даже своих врагов. Ведь это мы, взрослые, сделали их детьми войны, маленькими старичками.

Все-таки есть разница восприятий: нашего, эмоционального российского и сдержанного финского. Там, где мы плачем, финн лишь нахмурится. Может быть, поэтому кому-то могло показаться, что для финнов эти фотографии оказались чуждыми. В благополучие их жизни не ворваться далекой тревоге. Это не с ними происходит. Это их не касается. Но тем более важно, что фотовыставка “Дети на войне” открылась именно на финской земле.

Помните, у Чехова: стоит за дверью человек с колокольчиком, позванивает и напоминает – не все в мире спокойно, не везде счастье и удача.

Школа в бумажных стенах

Когда с балкона второго этажа, где только что закончила свою работу мастерская “Фантазии из бумаги”, по крутой деревянной лестнице стали спускаться вниз дамы в прелестных шляпках с огромными полями, служащие пансионата, накрывавшие столы в холле первого этажа, невольно отвлеклись от своего занятия. Не сразу стало понятно, что эти шляпки, равно как и цилиндры на головах мужчин, сделаны из бумаги при помощи ножниц и клея в мастерской Надежды Максимовой.Надежда – филолог и художник – говорит, что ее всегда привлекает создание трехмерных конструкций.


Шляпы из бумаги были только началом работы мастерской. На следующий день на балконе пансионата выросли огромные, в рост человека, волшебные замки. Еще через день под их стенами стали прогуливаться бумажные кавалеры. Они осторожно вели под ручки прекрасных бумажных дам. А те в свою очередь держали на бумажных поводках бумажных болонок и таксиков.

Как можно было создать такое чудо из бумаги всего за три или даже пять часов занятий мастерской?

– Все дело в технологии, – говорит Надежда. – Отсутствие технологии может любого человека остановить, и когда я свою спонтанную творческую жизнь затеяла, стала вести уроки изобразительного искусства, то поняла что зарываюсь. И выдумала много разных рациональных способов работы. Например, чтобы найти серединки у одинаковых по размеру бумажных полосок, дети будут каждую из них сгибать пополам отдельно, а я показываю им, как это можно сделать быстро, согнув пополам сразу все восемь. И на это нужно направлять внимание ребят специально, потому что только тогда у них освобождается время на собственное творчество, фантазию. Тогда они становятся волшебниками и бумага в их руках начинает исполнять все их желания.

По строкам самодельных тетрадок

Маленькая комнатка была полна – многим хотелось узнать, как Надежде Ивановне Шестаковой удается учить грамоте своих первоклассников за месяц, чтобы они не отставали в учебе: ведь на Чукотке из-за суровых погодных условий учебный год гораздо короче – в сильные морозы и ветра никто не учится. Они учились без букваря, по самодельным тетрадкам с заданиями, придуманными учительницей. Ни у кого не возникло отвращения к письму, как это часто случается с первоклассниками. А секрет был прост – надо заполнить буквами и словами только половину тетрадной строки, после этого задание менялось и утомления не происходило. Еще одна приятная неожиданность – каждый день ребенок получал новый лист, никогда заранее не зная, что это будет. Для каждого ребенка были свои уровни сложности, для читающих и нечитающих, никому не было скучно, каждый был занят делом по силам. Раскрашивали и рисовали буквы, лепили их из пластилина, выкладывали на спичках, выгибали проволоку по форме букв – не запомнить их было невозможно. А в конце всякий раз устраивали что-то вроде импровизированного театра художественного чтения. И не читающие пока дети хотели поскорее научиться этой премудрости.

Вроде бы ничего особенного, многие идеи давно уже вошли в педагогическую практику, но эта мастерская тоже была по-своему ценна. Ценна любовью к конкретным детям, которым нет дела до развития педагогических инноваций, им не важно, кто придумал эти приемы, делающие учение захватывающе интересным, – их учительница или еще кто. Главное, что именно на ее уроках ребятам открывается новый, заманчивый мир. И она дает им силы, чтобы его освоить.

Пестрый узор деревенского хора

Часто мы думаем, что все эти разудалые казацкие пляски или протяжные северные напевы скорее экзотика для иностранцев, чем нечто насущное для нашей повседневности. А все-то дело в том, что мы не умеем слушать, слышать, воспринимать то, что было когда-то частью нас самих, – голос нашей земли, нашей природы. В этом убеждались те, кто каждое утро приходил на поляну кемпинга “Ориламмен”, чтобы учиться в мастер-классе Тамары Смысловой, руководителя московского “Театра народной музыки”.


Вот мы поем протяжную северную песню про белых лебедей. Допеть невозможно, дыхания не хватает, все расстраивается. А оказывается, это потому, что мы по привычке действуем “сам за себя”, не очень-то обращая внимание на соседа. А в деревенском хоре дело обстоит совсем не так: каждый знает тот момент, когда можно все бросить, как бы выйти из песни, набрать воздуха и снова включиться. А песня продолжается, как бы разматывается ниточка, без узелков и обрывов. Никто не чувствует себя лишним, неумелым, каждый на своем месте. И дети растут с этим ощущением с малолетства, слыша песни вокруг себя, потихонечку подпевая и впитывая.

Каждый уносил из мастер-класса что-то свое. Лариса Миронова плела под звуки северных песен тончайшее вологодское кружево, превратившееся в последний день в изящную, трепетную, почти настоящую бабочку с тонкими крылышками. Валентина Михайлова из Петербурга прикидывала, в какие игры можно будет поиграть со своими ребятишками в семейном центре “Колыбелька”, а голландка Утэ Ройль списывала слова русской “Костромы” – игры-хоровода о смысле человеческой жизни и старательно выпевала, когда до нее доходила очередь. И никому уже не казалось такое занятие смешным и странным для взрослого, серьезного человека, занимающегося, например, философией образования…

Стойбище чукотского языка

– Не может быть! – закричали на вечере знакомства участники нашего образовательного путешествия. – Не может такого быть, чтобы с нами по Финляндии путешествовали учителя Чукотки и мы не воспользовались, может быть, единственной возможностью начать учить чукотский язык непосредственно у его носителей. Требуем мастерскую чукотского языка!
– Хорошо, – говорит Людмила Родионова, наша первая учительница чукотского языка, – для начала поздороваемся:
– Йетык? – Ты пришел?
– Йыи! – Да!


Маленькими осторожными шагами мы входим в мир береговых и оленных чукчей. Он предстает перед нами одновременно суровым и хрупким. Суровым, потому что на экране только что родившийся олененок падает и опять поднимается на еще никаких, тонких ножках, чтобы дойти до мамы-важенки, а та все отходит и отходит от него: чтобы выжить, ее малыш должен учиться ходить. Суровым, потому что пятилетний чукча Сашка, которого мужчины не взяли с собой пасти оленей, сначала плачет от обиды, а потом, вздохнув, отправляется выполнять всякую хозяйственную мужскую работу по стойбищу, и времени на всякие там детские игры у него совсем не остается. Разве только чуть-чуть.

Но этот суровый чукотский мир – хрупок, потому что легко нарушить гармоничное единение человека с природой, а вот исправить разрушенное, восстановить баланс – поди попробуй...
– Когда в семье чукчей рождается малыш, вся семья придумывает ему песню. Растет маленький человечек, а песня остается с ним как свидетельство о рождении, – рассказывает Людмила, она из береговых чукчей, живет и учительствует в поселке Уэлен, который с двух сторон омывается морем. Сама Люда знает песню своей прабабушки. Потому что если человек был хороший, чукчи долго поют его личную песню.

Волшебная сторона жизни

Против старинной, с розовой крышей, самой первой школы небольшого финского городка Коувола есть концертный зал. Настоящий, каких не бывает в районных центрах. А в глубине зала – музыка, торжественная и прекрасная. Все, как в сказке про Моцарта – мальчик касается пальцами черных и белых клавиш, и жизнь поворачивается к нам своей волшебной стороной.


По городу заранее были развешаны афиши, которые помогал нам переводить на финский директор местной музыкальной школы.

“Концерт фортепианной музыки. Играет лауреат международных конкурсов, студент Московского государственного училища музыкального исполнительства имени Фредерика Шопена Андрей Ярошинский, 16 лет, Россия”.

Тот самый Андрюша, который сидел вечерами у костра в обыкновенных потертых мальчишеских джинсиках и ловко управлялся с веслами, - теперь играл. “А ведь руки-то надо было поберечь”, – подумалось нам, когда так легко, так по-своему открывал он для нас блистательного Шопена.

Стихли последние аккорды, и люди в зале разом, не сговариваясь, встали и хлопали, хлопали. Мы расходимся в глубоком удивлении. Да, понятно, концерт всякого юного музыканта по определению настраивает на сентиментальную мягкость, но тут совершенно не в этом было дело. Нас притягивала к себе огромная внутренняя свобода этого мальчика, его открытость миру, способность вслушиваться в небесные гармонические звуки, жить ими, его стремление делать все наилучшим образом, а иначе разве возможно? Потом было еще много всего замечательного в нашем образовательном путешествии: встречи, разговоры, открытия, поход к загадочной лесной башне. Но почему-то, когда в последний день мы составляли карту нашего путешествия, к “фортепианному острову Андрея Ярошинского” причалило больше всего корабликов наших симпатий. Наверное, это был самый простой способ отблагодарить.
Путешествие – это всегда дорога к самим себе!


Вот мы и вернулись!

Когда в начале лета мы звали всех с собой на финские озера в образовательное путешествие, честно, мы не были до конца уверены, что получится так здорово. Даже и не предполагали, что образовательное пространство действительно расширится до бесконечности. Мы подарили друг другу свои знания, мысли, чувства, смогли научиться тому, чему в обычной жизни часто совершенно не придет в голову учиться. Похоже, теперь мы будем немножко другими глазами смотреть на наших учеников, которые всю свою детскую жизнь именно так и учатся – спонтанно, в общении, в переживании, во встречах и расставаниях. И почему-то кажется, что мы не станем больше так безоговорочно доверять даже самым замечательным, неожиданным и творческим планам уроков, а войдем в школу с открытым сердцем, зная, что все может стать поводом для хорошего образования.

Кто из нас думал, собирая чемоданы, что сможет выучить, например, чукотский язык, или научиться виртуозно обращаться с легкой финской лодочкой, или неожиданно для себя встретить в глухом лесу изящную башню? Ничего этого не было заявлено в программе путешествия, но все это случилось. Само собой, не могло не случиться, потому что было частью того места, где мы жили. Потому что люди, отправившиеся с нами в путешествие, несли в себе это. А нам оставалось только открыться навстречу и оставить что-то взамен.
Конечно, были серьезные, сложные лекции по философии и психологии детства, были мастерские, где рождались настоящие шедевры под руками незнакомых прежде между собою людей, которые теперь улыбались друг другу. Мы открывали финскую землю, путешествуя по ней в неторопливом финском автобусе. Но на самом деле мы просто открывали новый способ учения – у жизни, друг у друга. Мы еще подумаем обо всем этом, как следует, когда станем готовиться к нашим первым, сентябрьским, встречам с учениками.


А пока мы, заядлые путешественники, еще с легкими летними мыслями, распаковываем чемоданы. И кто-то уже наверняка придумывает новый маршрут. Уже были Волга и Ока, были финские лесные озера... Где мы встретимся в следующий раз – в Петербурге, в Коктебеле, а может быть, на Чукотке? Пока мы этого не знаем точно. Зато наверняка известно, что жизнь теперь потечет немножечко по-другому.

Здравствуйте! Мы вернулись! И давайте придумывать эту жизнь вместе!

Елена ХИЛТУНЕН, Евгения СОКОЛОВА,
Елена ЛИТВЯК, Елена КУЦЕНКО

Интересно? Расскажите друзьям:

Елена Хилтунен

Монтессори-педагог, основатель Первого детского сада и начальной школы Монтессори в Москве, главный редактор открытого издательства "Народная книга" и журнала "Монтессори-клуб", эксперт Ассоциации монтессори-педагогов России. Автор и редактор государственной Программы "Детский сад по системе Монтессори" и УМК к этой программе.

Наши учебные программы:
Монтессори-педагогика для всех
Монтессори-педагогика для всех
2400 руб.
Монтессори-педагогика для родителей
Монтессори-педагогика для родителей
1200 руб.
Учитель для школы Монтессори
Учитель для школы Монтессори
990 руб.
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
1200 руб.
Монтессори-бабушки в строю
Монтессори-бабушки в строю
1200 руб.
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
1200 руб.
Русский язык по методу Монтессори
Русский язык по методу Монтессори
990 руб.
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
1200 руб.
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
1200 руб.
Понимание математики. Метод М. Монтессори
Понимание математики. Метод М. Монтессори
990 руб.
Материалы на эту тему:
Андрей Русаков

Воспитание наблюдательности

Ксения Краснова

Глаз, который видит, рука, которая слушается, душа, которая мыслит

Оксана Иванова

Во-первых, ключевые компетенции человека, и лишь во-вторых, его предметные знания

Екатерина Сорокина

Мать и дитя во внутреннем диалоге

Елена Хилтунен

Чему на самом деле учится ребенок в монтессори-группе?

Подключайтесь к программе «Монтессори-педагогика для всех»
В учебную программу, рассчитанную на год, вошли лучшие статьи, часть из которых больше нигде не публикуется, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Узнать подробнее »