«Золотая Коллекция»

Подписывайтесь на рассылку «Золотая коллекция»
Приглашаем наших друзей и коллег стать подписчиками расширенной версии электронного журнала «Монтессори-клуб»! Мы будем отправлять Вам подборку лучших и самых актуальных материалов сайта один раз в неделю по вторникам.

Подключайтесь к нашим учебным программам
Получайте вместе с нами информальное образование! Узнайте о педагогике М.Монтессори самое главное и из первых рук! В наши персональные рассылки вошли лучшие статьи журнала «Монтессори-клуб», часть из которых больше нигде не публиковались, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Выберите Курс »

Проектная деятельность в детском саду? По-моему, это не профессионально

Елена Хилтунен

Ах, как возмутятся, прочитав эту статью, многие наши нынешние монтессори-педагоги! Скажут: да ведь это же так здорово позвать родителей, переодеться в пестрые наряды, устроить какое-нибудь общее приключение, мастерскую, "путешествие в космос", бал или, скажем, "День Африки" и назвать все это "проектом". Конечно, здорово, но такое понимание настоящей проектной деятельности мало соответствует истинным смыслам метода проектов, как педагогической технологии, возникшей еще в первой половине XX века на основе прагматической педагогики Джона Дьюи. И причин для такого вывода немало. Особенно, когда речь идет о педагогике настоящего детского сада Монтессори. Именно детского сада, а не школы.

Не отступить от метода или раствориться?

В последнее время мне все чаще приходится смотреть на развитие монтессори-педагогики в России как бы со стороны. Нет, разумеется, я не перестаю исследовать детскую жизнь – и в российских монтессори-школах, и в своей собственной семье, веду занятия мастер-класса РМИ, в который раз вчитываюсь в тексты Марии Монтессори и Юлии Фаусек. Но жизнь в Европе заставляет меня внимательнее относиться к тому, чем увлекаются сегодня наши российские  монтессори-педагоги, сравнивать их увлечения с настроением европейских монтессори-учителей.  

Похожи ли детские сады  Монтессори  других стран на  наши? Конечно, похожи. Но и разница видна почти сразу.  Европейские  сады Монтессори не стремятся вписаться в существующую образовательную действительность, не подстраиваются под то, что было бы им выгодно в отношениях с государством. Они абсолютно легальны, и уже много лет работают, не отступая  от монтессори-метода, понятого и чаще всего  принятого и государством, и обществом. В то же время и весь профессиональный и жизненный опыт российских монтессори-педагогов - иной. Мы пережили эпоху приоритетов коллективной жизни, и переступить через этот опыт нам сложно. Мы все еще осваиваем новые для нас принципы самостоятельного  развития организаций, а большинство европейцев уже  давно прошли эту стадию. Педагогические коллективы европейских детских садов  живут просто и удивительно спокойно. Русским же всегда было свойственно искреннее  смятение  души, поиск ответов на  вопросы «что делать?» и «кто виноват?», стремление к соборности, общинности отношений.  И потому, наверное, нам невероятно трудно не скатываться в своей  работе от идей Монтессори к привычным стереотипам.

Ясно, что М. Монтессори никогда не стала бы, например, использовать в своем итальянском  детском саду, так называемый метод проектов, которым  увлечены в последнее время многие даже самые лучшие наши монтессори-школы и детские садики. 

Когда-то Юлия Ивановна Фаусек  рассорилась со своей молодой коллегой и соратницей В.В.Таубман, когда та попыталась вводить в дошкольную жизнь детей то экскурсии, то тематические занятия, то театрализованные представления, то дополнительные праздники, постоянно “съезжала” в эти традиционные методы воспитания российских ребятишек. А когда дело дошло до празднования дня рождения дедушки Ленина, экскурсий по местам революционных боев и собраний с демократическими выборами, Юлия Ивановна просто перестала во всем этом «воспитании» участвовать и долго винила себя в том, что не смогла реально противостоять подобным методам. А ведь тогда наша  дошкольная педагогика только рождалась. Монтессори-сады были в России первыми детскими садами вообще. Кроме них были только фребелевские  группы, идеи которых развивала Е.И. Тихеева и ее соратники, и своеобразные дошкольные коммуны Станислава Теофиловича Шацкого. Именно эти идеи и были взяты потом за основу развития дошкольного воспитания детей в России.

Но ведь мы-то хотели бы называть себя  последователями именно Юлии Ивановны Фаусек. Тогда что же  делаем, применяя в наших монтессори-садах популярный нынче в педагогической жизни начальных и средних школ метод проектов? Может, тоже катимся по следам Е.Тихеевой и В.Таубман?

Не будем путать смыслы

Мне скажут: «Да ведь Вы, Елена Александровна, и сами пользовались проектным методом во время федерального эксперимента «Монтессори в России». Да, пользовалась! И проектная деятельность составляла одно из самых счастливых явлений нашей школьной жизни. Но, во-первых, в ней участвовали дети старшего класса начальной школы (8 – 10 лет),  у которых к тому времени, не без наших стараний уже было неплохо сформировано рефлексивное сознание, а не дошкольники, которым рефлексия  недоступна – не доросли. А во-вторых, каждый «проект» естественным образом проистекал из общешкольной жизни, а не придумывался  кем-то из педагогов, исходя из необходимой школьной программы. Это не были так называемые Ноогеновкие задачи.

Например, мы  стали бы проводить «День индейцев» только в случае неожиданного приезда к нам в школу какого-нибудь настоящего индейца. А проект под названием «Четыре стихии» был бы для нас актуален, если бы в Москве (не дай Бог!) произошло землетрясение или на нее обрушился бы тайфун.  А так – проект про кошек и собак у нас возник, когда у Мишуткиной кошки родились котята; проект про динозавров, – когда в ранцах у большинства  мальчишек внезапно поселились десятки игрушечных динозавров; а проект про Бородинскую битву – когда Сережка с Юриком захотели рисовать настоящую историческую карту. Был у нас еще журнал «Монтессори-новости» – похожая деятельность на проектную, – так он возник от того, что мы не знали, куда девать свободные детские тексты, переполнявшие наш учительский шкаф. 

Проектная деятельность детей или детей вместе со взрослыми в монтессори-ШКОЛЕ может служить только одной цели – развитию рефлексивного сознания детей, потому что без этого невозможно их дальнейшее САМООБУЧЕНИЕ, являющееся в монтессори-школе основным способом жизни. Коллективное обсуждение продукта собственной творческой деятельности, точное понимание каждым ребенком своей роли и своих ощущений в контексте происходящего – вот то, ради чего можно согласиться с идеей проектной деятельности в начальной школе Монтессори.  В дошкольной же педагогике она, по-моему,  вообще не приемлема.

Тогда зачем же называть модным словом «проект» то, что на самом деле им не является, а есть лишь своеобразная подача той или иной программной темы, погружение в предмет изучения или чудесный праздник, который длится три дня?  Монтессори-педагогика сама по себе столь глубока, философична и психологична, что и без наших переодеваний в индейцев, морских пиратов или снежных королев мы с ее помощью можем разглядеть и понять детей, помочь им свободно и счастливо прожить начало своей биографии.

Не примите, пожалуйста, этот текст за  ворчание, повидавшего виды монтессори-педагога. Я в высшей степени уважаю педагогический труд людей, умеющих профессионально организовывать коллективную творческую деятельность детей и взрослых. Но мне хотелось бы показать, что метод  Монтессори и метод коллективной творческой деятельности – это совсем разные методы. И смешивать их в контексте монтессори-школы, а так же применять второй к детям дошкольного возраста –  просто не профессионально.  


Комментарий по поводу...

Надежда Смирнова - руководитель МИМПа

В возрасте около 4-5 лет ребенок переживает сенситивный период интереса к социальной жизни. Он готов тусоваться со сверстниками по разным поводам, встраивать отношения, учится пользоваться правилами. Дети могут вместе строить паровоз из сенсорного материала, работать с золотым банком или читать диалоги. Очень любят вместе ставить эксперименты в лаборатории. А уж на прогулках… Копают, метут, сажают, играют во всяческие групповые игры, – и все это разновидности групповой деятельности. Так что, на мой взгляд, утверждение о том, что коллективная деятельность – это советский пережиток, – сильно преувеличено. Вряд ли монтессорийские дети делали из глины кирпичики и строили из них цыплятник в одиночку.

Индейская деревня – это конкретный жизненный опыт, прожитый детьми вместе с педагогами и родителями. Вряд ли это можно называть проектом. Там, по сути, не было ни рефлексии, ни серьезного планирования со стороны  детей. Там была реальная совместная жизнь, освоение практических навыков – скажем, построение вигвама, разведение огня, изготовление лука и стрел и т.п.  Фаусек пишет о важности для ребенка проживания естественного пути рода человеческого через приобщение его к природе. Индейская деревня – это, по сути, именно такое проживание.

Можно говорить о том, что это практика, оторванная от реальной повседневной жизни. Но ведь и белье стирать руками в реальной повседневной жизни мы почти перестали, да и ферма с коровами, свиньями и овцами для наших детей зачастую не меньшая экзотика, чем индейцы с ковриком мира и головными уборами из перьев.

Гораздо важнее педагогическая инструментовка такой работы. Более всего в приведенном материале меня настораживает душок «мероприятия»: задумано и запланировано взрослыми, проведено по расписанию, благополучно завершено.  Но и это можно понять, если цель такого «мероприятия» была не только и не столько научить чему-то детей, сколько показать взрослым иные возможности совместной с детьми жизни и расширения нашего практического опыта.

А в самом процессе важно оставлять детям возможность для выбора – начиная с вопроса участвовать в нем или нет, как участвовать, с кем. И возможность такую надо оставлять не на словах, а реально – не стремиться увлечь и вовлечь всех своей энергией, эмоциями, красочностью происходящего, озадачиванием родителей. Именно это и есть проявление уважения к ребенку, к его праву на собственный путь. И это, действительно, то, чему нам еще надо серьезно учиться.   

Фото: интернет-источник

Как и где узнать о педагогике Монтессори больше?

Предлагаем Вам стать участником программы "Монтессори-педагогика для всех". Это платная рассылка серии из 48 писем, каждое из которых включает в себя подборку статей о педагогике Монтессори, задания для самоконтроля и мультимедийные материалы.

Автор программы Елена Хилтунен: Монтессори-педагог, инициатор и родоначальница возрождения монтессори-педагогики в России, эксперт Ассоциации монтессори-педагогов России, автор более 30-ти книг о педагогике Марии Монтессори.

Интересно? Расскажите друзьям:

Елена Хилтунен

Монтессори-педагог, основатель Первого детского сада и начальной школы Монтессори в Москве, главный редактор открытого издательства "Народная книга" и журнала "Монтессори-клуб", эксперт Ассоциации монтессори-педагогов России. Автор и редактор государственной Программы "Детский сад по системе Монтессори" и УМК к этой программе.

Наши учебные программы:
Монтессори-педагогика для всех
Монтессори-педагогика для всех
2400 руб.
Монтессори-педагогика для родителей
Монтессори-педагогика для родителей
1200 руб.
Учитель для школы Монтессори
Учитель для школы Монтессори
990 руб.
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
1200 руб.
Монтессори-бабушки в строю
Монтессори-бабушки в строю
1200 руб.
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
1200 руб.
Русский язык по методу Монтессори
Русский язык по методу Монтессори
990 руб.
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
1200 руб.
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
1200 руб.
Понимание математики. Метод М. Монтессори
Понимание математики. Метод М. Монтессори
990 руб.
Материалы на эту тему:
Мария Монтессори

Они исполняют предписанное действие, тщательно исследуют его, словно репетируя сцену спектакля

Елена Хилтунен

Интеллект детей Монтессори выше, чем у учеников традиционного класса. Почему?

Алексей Митрофанов

Детский сад памяти любимой жены

Марио Монтессори

Вывести формулу биномиального куба? Легко!

Татьяна Березовская

Какие профессиональные качества ценятся в традиционной школе, а какие - в школе Монтессори

Подключайтесь к программе «Монтессори-педагогика для всех»
В учебную программу, рассчитанную на год, вошли лучшие статьи, часть из которых больше нигде не публикуется, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Узнать подробнее »