«Золотая Коллекция»

Подписывайтесь на рассылку «Золотая коллекция»
Приглашаем наших друзей и коллег стать подписчиками расширенной версии электронного журнала «Монтессори-клуб»! Мы будем отправлять Вам подборку лучших и самых актуальных материалов сайта один раз в неделю по вторникам.

Подключайтесь к нашим учебным программам
Получайте вместе с нами информальное образование! Узнайте о педагогике М.Монтессори самое главное и из первых рук! В наши персональные рассылки вошли лучшие статьи журнала «Монтессори-клуб», часть из которых больше нигде не публиковались, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Выберите Курс »

Почему за сорок пять лет метод Монтессори так и не распространился в итальянских школах?

Грация Х. Фрешко
Знаменательны слова священника Луиджи Стурцо, произнесенные в 1952 году через два месяца после ухода Марии Монтессори. «Я спрашивал себя, почему за сорок пять лет метод Монтессори так и не распространился в итальянских школах. Тогда, как и сейчас, я дал бы один и тот же ответ: все дело в органическом изъяне нашего обучения: в нем не достает свободы, есть стремление к единообразию, налагаемое бюрократами и санкционированное политиками […]. Возможно, есть ещё одна причина: недоверие духу свободы и независимости человеческой личности, находящихся в основании метода Монтессори». 

Первой школой Монтессори был ее собственный дом на улице Принцессы Клотильды

В 1916 году вышла книга «Самообразование в начальной школе». К тому моменту Монтессори смогла подвести первые итоги работы с детьми в возрасте от семи до десяти лет. Было очевидно, что необходимо расширить дидактический материал – который теперь называли «систематический тест», - и содержание образования. Теперь это язык, история, география, арифметика, геометрия, музыка и некоторые другие предметы. В предисловии к работе она выражала признательность Анне Федели и Анне Марии Маккерони за то, что они делились своим опытом и результатами работы с детьми этого возраста. Первые начальные школы появились уже в конце 1910-х годов. 

В Риме такой первой школой был собственный дом Марии Монтессори на улице Принцессы Клотильды, в котором было лишь несколько детей, среди них Карло и Джемма, две дочери подруги Мараини. С ростом числа маленьких учеников школа переехала на улицу Монте Дзебьо, 35. Великая Княгиня тоже внесла свой щедрый материальный вклад в открытие в Риме первых муниципальных школ, работающих по методу Монтессори. 

Так же случилось и в Неаполе в 1919 году. В неаполитанском административном центре работали шесть Домов Детей в различных частях города, поддерживаемые «Обществом Друзей Метода Монтессори» и под управлением Марии Фанчелло. Среди учителей, которые там работали, выделялись Лина Эджиди и Лучия Фанчелло, возможно, родственница Марии. 

Школа «Артишоки» - стиль разных лет

Другую школу «Артишоки» в районе Санто Джованни, специально построили в Риме. Учителем в ней была Лина Оливеро. И эта школа имела большой успех, как в плане знаний, которые получают дети, так и в плане их психологического созревания. Маргот Валтуч вспоминала, что эта школа имела форму четырехконечной звезды, в каждой из оконечностей которой располагались четыре класса, соединенные друг с другом. Там были низкие потолки, окна на высоте роста ребенка, двери, которые вели прямо к зеленым зонам на улице, так чтобы максимально связать внешнее и внутреннее пространство. Чтобы выйти из школы, надо было всего лишь спуститься по трем низким ступенькам. Это было идеальное здание для школы Монтессори. Оно было снесено в 1938 году, чтобы освободить место для школьного здания, построенного в стиле, который был чем-то средним между умбертинским и фашистским. В этом доме на улице Ла Спецца, 29 по сей день находится школа. 

Дом детей «Елизаветы Венгерской»

За рубежом ученики Монтессори уже некоторое время назад начали свою деятельность и осуществляли её с умом и верностью идее. Например, на курсе в Амстердаме в 1924 году выделялась молодая венгерка, Эрзебет Бурхард-Белвари, которую Монтессори с любовью называла «Елизавета Венгерская». После двух лет работы вместе с Лили Рубишек в школе в Вене, Эрзебет открыла Дом Детей в Будапеште, а затем основала и начальную школу. В 1936 году она организовала курсы для учителей по работе с детьми от трех до десяти лет и добилась, чтобы на выпускных экзаменах присутствовала сама Доктор Монтессори. Решительная и смелая, Бурхард-Белвари будет много лет вести вперед свое дело, обучая больших и маленьких тому, чему научилась сама, несмотря на тяжелые политические условия в своей стране после второго мирового конфликта.

По всему миру происходило множество историй, подобных этой. Мужчины и женщины, проникшись духом метода, жертвовали собой для защиты детских прав. Окруженная восприимчивыми и волевыми учениками, Мария Монтессори всегда получала помощь от своих бывших студентов, а теперь друзей. Они помогали ей держать докучливых и любопытных коллег на должном расстоянии, но они и осаждали Монтессори постоянно. «Непроницаемая стена была воздвигнута против них особым гиперактивным муравьем, кем была Лина Оливеро», - свидетельствовала Сулеа Фиру.

История про подаренный автомобиль

Были и другие ученики, – о них упоминается в многочисленных письмах. Однажды, они решили подарить ей машину, чтобы облегчить труд перемещений. Эта идея обрадовала и сына, увлеченного автомобилями. В ту эпоху автомобиль был предметом роскоши. Но мы не знаем, была ли эта идея когда-либо воплощена в жизнь. 

Годы шли один за другим, и переход от пятидесяти к шестидесяти давался ей довольно тяжело: в Италию она вернулась только через тринадцать лет. Монтессори продолжала без устали делиться тем, чему научилась сама, чему нашла многократное подтверждение. Дети могут сотрудничать друг с другом, быть ответственными и «мирными людьми», если их образовывать в свободе, а не в жесткой школе. В этом Мария Монтессори утверждается все сильней и постоянно её пропагандирует в тридцатые годы прошлого века - время, когда над Европой нависают новые угрозы. Она сохранила вежливую ироничную улыбку выражающую свежесть разума, вместе с интенсивным и светящимся взглядом, который не устает исследовать, внимательно изучать глубины мира. У Монтессори были простые, непринуждённые манеры, но решительный, иногда даже властный голос, временами неожиданно жесткий, как у человека, не допускающего возражений. Однако, во время конференций тон её голоса становился музыкальным и убедительным. Фотографии той эпохи запечатлели интеллектуальную страсть, которой она была увлечена, и которая не оставила её до последних дней жизни. Даже те, кто не знают итальянского, завороженно её слушали.  

По словам наблюдательного Ильи Сулеа Фиру

«Люди были сражены своего рода духовным магнетизмом. Когда говорила, она обращалась к публике всегда в женском роде, потому что большинство ее слушателей были женщины. На курсе 31 года нас было только трое мужчин – Артуро Пига из Чили, Лазарь Попп и я из Бухареста. Мы чувствовали себя как три козла в стаде овец. Монтессори сначала не замечала нас, но к нам подошел Марио, и мы подружились с ним. Казалось, Доктор воспринимала слушательниц как членов семьи, и это создавало атмосферу социального единения между учителем и учениками. Она разделяла с ними их понимание и их энтузиазм. Мария Монтессори была необычайной женщиной, так отличавшаяся от всех преподавателей того времени. Это было единственный раз в моей жизни, когда после прослушивания стольких мужских преподавательских голосов, то, что рассказывалось женщиной резонировало во мне с такой силой. Женский голос в поле образования. Женщина, которая была и матерью, и врачом, и ученой! До неё культура – особенно научная культура – была исключительно уделом мужчин». 

Критики, контрасты и слава в мире

Вместе с успехами и известностью пришла и критика. Одним из самых частых упреков, встречающимся и по сей день, было то, что образовательное предложение Монтессори – «это простое расширение метода для работы с идиотами на здоровых детей». Говорят так те, кто поверхностно знаком с методом и не проник в его глубь. В машинописном тексте «Истории» Монтессори возражает на это, что пусть базовые принципы Метода те же самые, но для здоровых детей надо принимать во внимание не только их физиологические потребности, но также и потребности их нервной системы. Монтессори называет это «восхождением». К сожалению, детям с ограничениями психическое и когнитивное развитие даётся гораздо тяжелей, чем обычным.  

Как «размягчить» столь жесткий метод?

Некоторые американцы обвиняли Марию Монтессори в излишне ревностном отношении к своей работе, в том, что она не позволяла никому проводить курсы, за исключением Хелен Паркхёрст. С ней у Монтессори сложился близкий рабочий контакт, который, однако, со временем прервался, как происходило и с другими почетными учениками, такими как Анна Е. Джордж из Чикаго или Клара Грунвальд из Берлина. Монтессори не скрывала тайные доктрины: она делилась своими открытиями в работе с детьми, показывая данные, демонстрируя фотографии, а в Соединенных Штатах она даже снимала небольшие фильмы - сегодня, к сожалению, утерянные. Однако, она не соглашалась на компромиссы и на смешение с другими образовательными течениями. Она добивалась максимальной точности в изготовлении сенсорных материалов, убежденная, что материалы, сделанные «примерно», будут лишь запутывать и никому не будут полезны. Кто-то злобно возводил на неё подозрения, утверждал, что она хотела осуществлять жесткий контроль за той деятельностью, которая благодаря ей разворачивается в мире. Однако, на самом деле она вела себя так потому, что, по её мнению, скрупулёзное применение Метода с вниманием к деталям, которыми на первый взгляд можно пренебречь, жизненно необходимо для процесса «освобождения детей». 
 
Мария Монтесори одна стояла на вершине и должна была раскрывать козни, которые приходили с разных сторон, даже от тех, кто на первый взгляд её поддерживал и прославлял. Она была сильно обеспокоена попытками «американизировать» Метод и рисками, которым он бы подвергался в таком случае: спекуляции тех, кто, будучи абсолютно не заинтересованном в содержании, смотрел исключительно с точки зрения бизнеса, который однозначно должен был приносить прибыль; постепенный возврат к привычной модальности делать школу, скрываясь за брендом, который теперь достиг высокого престижа и распространился по всему миру. 
Не было недостатка и в тех, кто принимался имитировать материалы и модифицировать их, не понимая строгую логику, выдержанную при их создании, а также лежащую в их основе физическую и математическую природу. Были и такие, кто хотел бы сочетать её метод с методом Фрёбеля, привнося в детские сады сенсорные материалы наряду с так называемыми дарами, но привязывая их к формуле фронтальных уроков. По существу, Марии Монтессори постоянно приходилось быть настороже, чтобы «педагогическая революция», которой она давала ход, не сошла на нет. 

«Монтессори-учебник» Дороти Фишер и «Собственный Учебник Доктора Монтессори»

В то, чтобы имя итальянской ученой стало знаменитым в Соединенных Штатах, свой вклад внесла довольно известная писательница Дороти Канфилд Фишер - дочь ректора Университета Штата Огайо. В 1911 году, во время одного из многочисленных визитов в Европу, она посетила Дом Детей на улице Джусти в Риме и осталась глубоко впечатлена. Она решила популяризировать на родине результаты этого грандиозного эксперимента с помощью ряда книг, посвященных итальянской преподавательнице.
 
В 1912 году в свет вышла книга «Монтессори-мама» (Генри Хольт переиздал её в Нью Йорке в 1965 году под названием «Монтессори для Родителей»). Книга была напечатана с одобрения Доктора. Вдохновленная достигнутым успехом, в следующем году Фишер выпустила «Монтессори-учебник» - текст по её собственному определению «непретенциозный» и задуманный главным образом «для использования мамами маленьких детей». Идея была в том, чтобы приблизить «тренировочный курс Монтессори к нашим собственным домам». Таким образом, это могло бы заменить, не без ряда преимуществ, посещение детьми обычных «Домов Детей». 

«У матери есть ряд преимуществ, которыми не обладает учитель в монтессори-классе. Дети постоянно находятся с ней и, если она захочет, то может превратить в монтессори-упражнения почти всё, что ребенок делает, пока не спит». Это объясняет тот факт, почему большая часть книги (стр. 30-102) была посвящена использованию «фабричных и изготовленных в домашних условиях материалах», а именно сенсорных материалов. В книге приводились двадцать один тип упражнений, которые дети могут выполнять под наблюдением мамы. Книга показывала довольно жесткий и статичный образ Метода, что рождало в читателе ощущение механической схемы, и в реальности было далеко от истинного духа Монтессори. К тому же идея о домашнем применении Метода противоречила цели детской социализации, являющейся одной из важнейших. Доктор, которая обычно избегала прямых полемик, тогда посетовала в лондонском Times на тот факт, что книга о ее работе вышла без её собственной проверки и одобрения. 

В 1914 году она сама опубликовала «Собственный Учебник Доктора Монтессори», который появился одновременно в Великобритании и Соединенных Штатах. В Италии книга вышла в 1921 году под названием «Учебник Научной Педагогики». Более лаконичная, чем «Метод», книга очень хорошо иллюстрирует сенсорные материалы и их применение. Оба издания книги Монтессори посвятила подруге Марии Мараини Гондзага. В предисловии к английскому изданию, написанному Монтессори, она цитировала Хелен Келлер и Анн Салливас Маси, представляя их как «своих учителей и живых свидетелей чудес в образовании». 

Частичное порицание не уменьшило энтузиазм Фишер, которая в том же году передала в печать книгу «Мать и Дети», а в 16 году «Самостоятельность». Уникальный случай в истории монтессорийской литературы: писательница с успехом идет по пути популяризации нарратива Метода. Делает она это с помощью двух детских романов, также подходящих и для взрослого чтения: «Изогнутая веточка» 1915 года, и еще более популярного «Понятая Бетси» 1917 года. Под видом приключений выдуманных персонажей автор высказывала познания об образовании и о человеческом развитии, которые приобрела во время своего визита в Рим. Действие романов происходило на фоне американский реалий. 

Идеологический конфликт с Уильямом Килпатриком

Уже в 1915 году, в то время как Монтессори ещё проводила курсы и конференции в Соединенных Штатах, первоначальный успех, который был достигнут, начинал ослабевать, и можно сказать, что через три-четыре года её звезда довольно ощутимо сошла с небосклона. На это было множество причин. Без сомнений пресса создала завышенные и мало реалистичные ожидания. Реализация на практике, часто поспешная или неполная, многих разочаровывала. К тому же Метод противостоял доминирующей в то время идее о том, что детский интеллект является предопределенным и измеримым с помощью тестов на IQ. Другими словами, согласно этой концепции, разум являлся изменяемым по модели стимул – ответ. Новые идеи вызвали только сопротивление у тех преподавателей, кто не был готов передать полный контроль ученикам и отказаться от определенных строгих образовательных критериев.

Монтессори также упрекали в предпочтении, которое она якобы отдавала частным и католическим школам. Однако, главный идеологический конфликт развернулся по поводу так называемого «прогрессивного образования», главным представителем которого был Уильям Килпатрик. В 1915 году он стал профессором педагогики Колумбийского Университета в Нью Йорке. Килпатрик утверждал, что Монтессори не привнесла в образование ничего нового; он обвинял её в незнании теории культурного трансфера и методично оспаривал все аспекты её образовательного предложения. Ко всему этому добавлялось неумелое управление движением, недостаток подготовленных учителей и прямые стычки с Монтессори, которая требовала более жесткого контроля качества школ.

 
Знаменательны слова священника Луиджи Стурцо, произнесенные в 1952 году через два месяца после ухода Марии Монтессори. 

«Я спрашивал себя, почему за сорок пять лет метод Монтессори так и не распространился в итальянских школах. Тогда, как и сейчас, я дал бы один и тот же ответ: все дело в органическом изъяне нашего обучения: в нем не достает свободы, есть стремление к единообразию, налагаемое бюрократами и санкционированное политиками […]. Возможно, есть ещё одна причина: недоверие духу свободы и независимости человеческой личности, находящихся в основании метода Монтессори».

Март 2021 г.  Отрывок из книги Грации Хонеггер Фрешко «Мария Монтессори и современность. Жизнь, мысли, свидетельства» в переводе Сергея Сафронова. 
Фото: интернет-источник.

Как и где узнать о педагогике Монтессори больше?

Предлагаем Вам стать участником программы "Монтессори-педагогика для всех". Это платная рассылка серии из 48 писем, каждое из которых включает в себя подборку статей о педагогике Монтессори, задания для самоконтроля и мультимедийные материалы.

Автор программы Елена Хилтунен: Монтессори-педагог, инициатор и родоначальница возрождения монтессори-педагогики в России, эксперт Ассоциации монтессори-педагогов России, автор более 30-ти книг о педагогике Марии Монтессори.

Интересно? Расскажите друзьям:

Грация Х. Фрешко

Grazia Honegger Fresco 

Прямая ученица и коллега М. Монтессори. Диплом Школы Ассистентов Детства Монтессори в Риме. Диплом национального курса Монтессори 1948-51 года. Инструктор СИМЕА. Главный редактор журнала "Тетради Монтессори". Обладатель премии UNICEF за защиту детства. Автор и редактор многих книг по монтессори-педагогике. (Италия)

Наши учебные программы:
Монтессори-педагогика для всех
Монтессори-педагогика для всех
2400 руб.
Монтессори-педагогика для родителей
Монтессори-педагогика для родителей
1200 руб.
Учитель для школы Монтессори
Учитель для школы Монтессори
990 руб.
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
1200 руб.
Монтессори-бабушки в строю
Монтессори-бабушки в строю
1200 руб.
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
1200 руб.
Русский язык по методу Монтессори
Русский язык по методу Монтессори
990 руб.
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
1200 руб.
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
1200 руб.
Понимание математики. Метод М. Монтессори
Понимание математики. Метод М. Монтессори
990 руб.
Материалы на эту тему:
Мария Монтессори

Школа эта составляет предмет горячей заботы образованного, талантливого и вполне обеспеченного человека...

Елена Хилтунен

Почему в школе Монтессори качество образования выше, чем в любой другой?

Эдуард Сеген

Эдуард Сеген: Никто лучше меня не понимает пустоты воспитания для воспитания, науки без плодов, жизни без результатов

Татьяна Бабушкина

Как мы спеем или тайнопись еды

Андрей Русаков

Воспитание наблюдательности

Подключайтесь к программе «Монтессори-педагогика для всех»
В учебную программу, рассчитанную на год, вошли лучшие статьи, часть из которых больше нигде не публикуется, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Узнать подробнее »