«Золотая Коллекция»

Подписывайтесь на рассылку «Золотая коллекция»
Приглашаем наших друзей и коллег стать подписчиками расширенной версии электронного журнала «Монтессори-клуб»! Мы будем отправлять Вам подборку лучших и самых актуальных материалов сайта один раз в неделю по вторникам.

Подключайтесь к нашим учебным программам
Получайте вместе с нами информальное образование! Узнайте о педагогике М.Монтессори самое главное и из первых рук! В наши персональные рассылки вошли лучшие статьи журнала «Монтессори-клуб», часть из которых больше нигде не публиковались, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Выберите Курс »

Не бойтесь разрушить зло. Мы должны бояться разрушить только добро

Мария Монтессори
Мы еще и еще раз обращаемся к пониманию смыслов работы монтессори-педагога с детьми. Нам важно точно знать, как предлагала Мария Монтессори поступать наставнице или учительнице в сложных ситуациях.  Что делать, если дети не прекращают беготню по классу, мешая работать остальным? Как водворить рабочую тишину в классе? Что сделать, чтобы ребенок не брал с полки один материал за другим, а концентрировался на одной работе до полного и глубокого ее освоения и осознания? Все это вопросы, постоянно возникающие не только у начинающих монтессори-педагогов, но и у немало лет работающих. Вот почему сегодня мы снова открываем страницы книги М.Монтессори и читаем оставленные нам в наследство ее мудрые и точные строки.

Из книги «Впитывающий разум ребенка"
Благотворительный фонд «Волонтеры»,  Санкт-Петербург, 2009 (В сокращении)

Беспорядочность произвольных движений

Давайте рассмотрим ребенка трех-четырех лет, еще не затронутого действием ни одного из тех факторов, которые могут привести к формированию его внутренней дисциплины. Простое описание позволяет распознать три типа и их характеристики.

Это относится не к намерениям, стоящим за движениями, а к самим движениям, которые демонстрируют фундаментальную дисгармонию или недостаток координации. Это чрезвычайно важный симптом, который гораздо больше скажет специалисту по нервным расстройствам, чем философу. Когда пациент серьезно болен (например, на начальных стадиях подкрадывающегося паралича), врач заметит самые незначительные дефекты произвольных движений, зная, что это фундаментальные признаки расстройства. Они и будут служить главным основанием для его диагноза, а не умственное расстройство или беспорядочное поведение, которые тоже входят в число симптомов этого заболевания. Если же это просто не-уклюжие движения ребенка, то тут будут другие характерные черты: плохие манеры, судорожные движения, издерганность и крикливость, но они уже представляют меньшую ценность для диагноза. Обучение, которое вызывает тонкую координацию самых ранних движений, само приведет к уменьшению неупорядоченности произвольных движений.

Учителю, вместо того чтобы пытаться исправить тысячу и один видимый признак отклонения от нормального развития, достаточно только предложить детям в интересной форме средства для осмысленного развития более гармоничных движений.

Трудность или неспособность ребенка концентрировать внимание на реальных объектах

Разум ребенка предпочитает блуждать в сфере фантазии. Так, играя с камушками или сухими листьями, он разговаривает так, как будто готовит изысканный банкет на огромных столах, и, возможно, когда он вырастет, у него будет неумеренное воображение. Чем больше разум отходит от своего нормального функционирования, тем он становится более истощенным и бесполезным в целях служения духу, необходимому для развития внутренней жизни. К сожалению, многие думают, что эта причудливая деятельность, дезорганизующая личность, на самом деле развивает духовную жизнь. Они утверждают, что фантазия сама по себе креативна; она же, напротив, сама по себе ничто, лишь тени, камушки и сухие листья.

Духовная жизнь на самом деле строится на фундаментальной основе целостной личности, пребывающей в гармонии с внешним миром. Блуждающий разум, оторванный от реальности, также, надо сказать, отходит от здоровой нормы. В мире фантазии, где он бурно расцветает, не существует контроля ошибок, нет ничего, что координировало бы мысль. Концентрация внимания на реальных вещах, со всеми вытекающими отсюда последствиями для будущего, становится невозможной. Эта жизнь воображения, ошибочно так называемая, является атрофией органов, от функционирования которых зависит духовная жизнь. Учитель, который старается сфокусировать внимание ребенка на чем-то реальном, делая реальность доступной и привлекательной, которому удается заинтересовать его, скажем, тем, чтобы накрыть настоящий стол и подать настоящую еду, говорит трубным гласом с рассеянным разумом, блуждающим далеко от пути своего собственного блага.

Координация совершенных движений и возвращение внимания, ускользнувшего от действительности, — вот все, что надо для излечения. Мы не призываем к тому, чтобы один за другим исправлять все признаки основного отклонения. Как только будет обретена способность фиксировать разум на реальных предметах, разум вернется к здоровому состоянию и снова начнет нормально функционировать.


Тенденция подражать

Тенденция подражать является признаком глубоко скрытой слабости, усилением тех черт, которые нормальны для двухлетних детей. Эта тенденция — признак воли, которая еще не приготовила своих инструментов, не нашла нужного курса, а просто идет по следам других. Ребенок не продвигается по пути совершенства, а, как корабль без руля, находится на милости всех ветров. Всякий, кто смотрит на двухлетнего ребенка, все знания которого представлены ограниченным кругом идей, источником которых является имитация, узнает дегенеративную форму разума, о которой я говорю. Эта форма связана с беспорядком, с психической нестабильностью, и она тянет ребенка вниз, — это как спуск по лестнице.

Ребенку надо сделать только что-то неправильное или шумное, например, со смехом и криком броситься на пол, и многие, а то и все дети последуют его примеру или сделают еще что-нибудь похуже. Глупый поступок распространится по группе, а то и перекинется за пределы класса. Такой вид «стадного инстинкта» вызывает коллективный беспорядок, противоположный социальной жизни, ибо та основана на работе и упорядоченном поведении индивидуумов. В толпе дух подражания распространяется и усиливает индивидуальные дефекты — это точка наименьшего сопротивления, откуда берет начало дегенерация. Чем дальше заходит этот вид дегенерации, тем труднее становится детям слушаться человека, который призывает их к лучшему. Но стоит их однажды поставить на правильный путь, как вскоре придет конец разнообразным последствиям единственного источника этого нарушения.

Когда учительницу ставят руководить классом таких детей, ее положение может оказаться ужасным, если у нее  на вооружении есть только одна основная идея — предложить детям средства развития и позволить им свободно самовыражаться. Маленький ад, который начал вырываться на свободу в этих детях, скоро втянет в себя все, что находится в зоне его доступа, и учительница, оставаясь пассивной, будет поражена путаницей и почти невероятным шумом. Оказавшись в такой ситуации, будь то по причине своей неопытности или слишком жестких (или слишком простых) принципов и идей, учительница должна помнить о тех силах, которые дремлют в этих божественно чистых и щедрых маленьких душах. Она должна помочь этим маленьким существам, которые несутся с горы к обрыву, чтобы развернуться и опять карабкаться наверх. Она должна обратиться к ним, пробудить их своим голосом и мыслью.

Энергичное и твердое обращение — единственный истинный акт доброты по отношению к этим маленьким умам. Не бойтесь разрушить зло, мы должны бояться разрушить только добро. Если мы хотим, чтобы ребенок ответил нам, мы обращаемся к нему по имени, так же и душу надо энергично позвать, если мы хотим ее разбудить.

Учительница должна отказаться от тех материалов и принципов, по которым она училась; затем она должна на практике и самостоятельно осознать вопрос своего призвания. Только ее интеллект может решить эту проблему, каждый раз возникающую по-новому.

Учительница знает основные симптомы и нужные лекарства, она знает теорию лечения. Все остальное зависит не от нее. Хороший доктор, как и хороший учитель, — личность. Никто из них не является машиной, просто прописывающей лекарства или применяющей педагогические методы. Подробности должны быть оставлены на суд учительницы, которая тоже только начинает новый путь. Ей решать, лучше ли будет повысить голос среди всеобщего шума или что-то прошептать нескольким детям, чтобы остальным стало любопытно послушать, — и мир снова восстановился. Громкий аккорд, взятый на пианино, может покончить с шумом как по мановению волшебной палочки.

У опытной учительницы никогда не бывает в классе серьезного беспорядка, потому что, прежде чем отойти в сторону и предоставить детей самим себе, она наблюдает и направляет их какое-то время, предварительно нейтрализуя их отрицательные чувства, иными словами, прекращая их неорганизованные движения.

Для этого существует серия подготовительных упражнений, о которых учительница не должна забывать, и дети, разум которых отошел от реальности, почувствуют, какую серьезную помощь может им оказать учительница. Спокойный, твердый и терпеливый, ее голос достигает их сердец похвалой или увещеванием.

Некоторые упражнения особенно полезны, например, без шума расставить все стулья и столы по своим местам; поставить стулья в ряд и сесть на них; пробежать из конца в конец комнаты на цыпочках. Если учительница по-настоящему уверена в себе, уже одного этого будет достаточно, еще до того как она скажет: «А теперь, дети, давайте соблюдать тишину», — и тишина наступит как по волшебству.

Учительница постепенно будет вводить дидактические материалы, хотя никогда не будет оставлять их свободно в распоряжении детей до тех пор, пока дети не поймут, как ими пользоваться.


Способность свободного выбора

Понятно, что способность свободного выбора укрепляется тренировкой. Обычно учительница удовлетворена, но ей кажется, что дидактического материала, предписанного методом Монтессори, недостаточно, и она чувствует необходимость добавить кое-что еще. Получается так, что через неделю ребенок уже многократно использовал весь материал. Однако многие школы дальше этого не идут.

Ненадежность этого видимого порядка выдает только один фактор, который и ставит все под угрозу: дети постоянно переходят от одной вещи к другой. Они используют материал по одному разу, потом оставляют его и приносят что-нибудь другое. Бесконечный поток детей направляется к шкафу и от него. Ни один из этих детей в том мире, в который он пришел, не нашел еще интереса достаточно сильного, который бы пробудил в нем то божественное и могучее, чем он является. Его личность не упражняется, он не развивается, он не становится сильней. В мимолетных контактах внешний мир не может оказывать на него влияние, гармонизирующее дух. Ребенок подобен пчеле, которая перелетает с цветка на цветок и никак не может найти тот, на котором остановиться, с которого она может собрать нектар и удовлетвориться. Он не сможет работать, пока не почувствует пробуждения в себе той огромной инстинктивной деятельности, которой предназначено построить его характер и разум.

При наступлении такой нестабильной ситуации учительница чувствует, что работать ей стало трудно, более того, она начинает бегать от ребенка к ребенку, распространяя, таким образом, свою тревогу и беспокойство. Многие дети, которые устали и скучают, стоит ей лишь отвернуться, начинают играть с материалом и используют его самым не точным образом. Пока учительница занимается одним ребенком, остальные плохо себя ведут. Морального и интеллектуального прогресса, которого мы столь усердно ждали, не происходит.

Та дисциплина, которой можно добиться, в действительности очень хрупка, и учительница, ощущая «витающий в воздухе» дух беспорядка, постоянно отгоняет его и все время находится
в напряжении. Большая часть учителей при отсутствии достаточной подготовки и опыта приходят к мысли, что идея о формировании «нового ребенка» (которого с таким нетерпением ждали и о котором так много было сказано) — не более чем миф или недостижимый идеал. Они также могут прийти к выводу, что работа с классом, требующим таких затрат нервной энергии, слишком утомительна для учителя и не приносит Пользы детям.

Учитель должен уметь понять состояние детей. Эти маленькие души находятся  в переходном периоде. Дверь к прогрессу еще не открылась для них по-настоящему. Они стучатся и ждут снаружи. Прогресс и в самом деле мало заметен. Ситуация ближе к хаосу, чем к дисциплине. Работа таких детей не может не быть несовершенной. Их элементарным координированным движениям не хватает силы и грации, а их действия капризны.

По сравнению с первым этапом, когда у них не было контакта с реальностью, едва ли они сделали какой-то прогресс. Это похоже на стадию выздоравливания после болезни. Здесь мы имеем решающий момент в развитии, и учительница должна выполнять две разные функции: она должна присматривать за всеми детьми, а также давать им индивидуальные уроки. Это значит, что она должна представлять материал регулярно, показывая, как именно его надо использовать.

Общее наблюдение и индивидуальное обучение с точным объяснением материала — вот два способа, как учительница может помочь развитию ребенка. В этот период она должна обращать особое внимание на то, чтобы не отключаться от всего класса, пока она занимается одним ребенком. Все эти души, блуждающие в поисках жизни, должны ощущать ее присутствие. Эти уроки, выверенные и увлекательные, проводимые индивидуально с каждым ребенком, являются даром учителя глубинам души ребенка. Потом когда-нибудь одна из этих душ проснется, внутреннее «эго» ребенка выйдет к объекту, которым он временно обладает, его внимание сфокусируется на повторении упражнения, выполнение которого улучшает его навык, и его счастливое и удовлетворенное состояние покажет, что его дух переродился. Свободный выбор — один из самых высоких из всех психических процессов.
Только о ребенке, глубоко осознающем свою потребность в практике и развитии духовной жизни, можно, в самом деле, сказать, что он выбирает свободно. Нельзя говорить о свободном выборе, когда ребенка одновременно привлекают всевозможные внешние стимулы, и, не имея силы воли, он реагирует на каждый, без устали переходя от одного к другому. Это одно из самых важных различий, которые должен уметь делать учитель. Ребенок, который не может еще повиноваться своему собственному внутреннему наставнику, еще не является свободным существом, вставшим на долгий и узкий путь совершенства. Он остается рабом поверхностных ощущений, которые оставляют его на милость окружающей среды. Его дух прыгает туда-сюда как мяч. В нем рождается зрелость, когда душа его начинает сознавать себя, когда он ставит перед собой задачу, находит свой путь и выбирает.

Это простое, но грандиозное явление надо видеть во всех живых существах. Каждое живое создание обладает способностью выбирать в сложной и многогранной окружающей среде ту вещь и только ту, которая содействует его жизни.

Ребенок, чье внимание уже удерживалось на избранном объекте, когда он полностью сосредоточивается на повторении упражнения, является, в смысле духовной безопасности, о которой мы говорим, освобожденной душой. С этого момента о нем можно не беспокоиться — разве только подготовить окружающую среду, удовлетворяющую его потребностям, и убрать препятствия, которые могут преграждать ему путь к совершенству.

Прежде чем удастся достичь такого внимания и концентрации, учительница должна научиться контролировать себя, чтобы дух ребенка был свободен для роста и мог показать свои силы; суть ее обязанностей — не прерывать усилия ребенка. Это тот момент, когда в игру вступает нравственная чуткость учительницы, обретенная ею во время подготовки. Она должна понять, что помогать — не так уж и просто, пожалуй, даже нелегко просто стоять и смотреть. Даже помогая и служа детям, она не должна прекращать наблюдать за ними, потому что рождение концентрации в ребенке — такое же тонкое явление, как раскрытие бутона. Но она будет наблюдать не для того, чтобы сделать свое присутствие ощутимым или помочь слабым своей собственной силой. Она наблюдает для того, чтобы распознать ребенка, который приобрел способность сосредоточиваться, и восхититься славным возрождением его духа.


Способность концентрироваться на своем деле

Ребенок, который сосредоточивается, безмерно счастлив, он игнорирует своих соседей или посторонних, которые ходят вокруг. В данный момент его дух подобен духу отшельника в пустыне: в нем рождается новое сознание, сознание своей собственной индивидуальности. Когда он выходит из своей концентрации, он, кажется, воспринимает мир по-новому, как безграничное поле для новых открытий. Он также начинает замечать своих одноклассников, которые вызывают у него интерес и привязанность. В нем пробуждается любовь к людям и к вещам. Он становится дружелюбным со всеми и готов восхищаться всем прекрасным. Духовный процесс очевиден: он отделяет себя от мира, чтобы набраться силы и объединиться с ним.

Разве мы не уезжаем из города, чтобы охватить взглядом всю широту панорамы? С самолета землю видно лучше. То же самое и с человеческим духом. Чтобы существовать и общаться с людьми, нам иногда бывает необходимо уйти в уединенное место и набраться сил, и лишь тогда сможем мы посмотреть с любовью на своих соплеменников. Святой в одиночестве готовит себя к тому, чтобы с мудростью и по справедливости рассмотреть потребности общества, незнакомые широким массам людей. Именно пустыня готовит великую миссию любви и мира.

Ребенок просто воспринимает отношение глубокого уединения, и при этом у него образуется сильный и спокойный характер, он излучает любовь ко всем окружающим его людям. Из этого отношения рождается самопожертвование, регулярная работа, послушание, а вместе с этим и радость жизни, бьющая, как ключ из скал, радость и готовность помочь всем обитающим поблизости.

Результат концентрации — пробуждение социального чувства, и учительница должна не отстать от этого. Она — тот человек, к которому обратятся сердца этих детей сразу после своего пробуждения. Они «откроют» ее, как сейчас замечают голубое небо и едва уловимый запах скрытых в траве цветов.

Миссия учителя всегда имеет своей целью нечто неизменное и точное. Учительница начинает чувствовать, что без нее можно обойтись, потому что прогресс детей несоизмерим с ее ролью, с тем, что она сделала. Она видит, как дети становятся все более независимыми в выборе работы и богатыми способностями самовыражения. Иногда их прогресс кажется сверхъестественным. Она чувствует себя достойной только служить, причем ее скромная роль заключается в подготовке окружающей обстановки и в том, чтобы не попадаться на глаза. Она помнит слова Иоанна Крестителя после того, как ему был явлен Мессия: «Ему расти, а мне уменьшаться».

Это, однако, тот момент, когда ребенок очень нуждается в ее авторитете. Сделав что-то своими силами и умом, например, нарисовав рисунок, написав слово или еще что-нибудь, он бежит к учительнице спросить, правильно ли он это сделал. Ребенок не хочет, чтобы ему говорили, что делать или как делать, он защищается от такой помощи. Выбор и исполнение — прерогатива и завоевание освобожденной души. Но, после того как работа выполнена, он хочет получить одобрение учителя.

Тот же самый инстинкт, который заставляет детей защищать свою духовную интимность, — повиновение таинственному внутреннему голосу, который каждый, кажется, слышит внутри, — тот же самый инстинкт ведет их представить работу на внешний суд, чтобы убедиться, что они идут по правильному пути.

Учительница тогда должна сказать слово одобрения, подбодрить его улыбкой, как делает это мать для своего младенца. Потому что совершенство и уверенность должны развиваться в ребенке из внутренних источников, к которым учитель не имеет отношения.

На самом деле ребенок, стоит ему только почувствовать уверенность в себе, больше не будет после каждого шага искать одобрения авторитета. Он будет повторять свои работы, о которых другим ничего не известно, повинуясь единственной потребности производить и совершенствовать плоды своего труда. Ему интересно закончить свою работу, а не то, чтобы ею восхищались, и как собственность она его тоже не волнует.

В любой из наших школ ребенок, выполнивший замечательную работу, возможно, сейчас возится в дальнем углу коридора, занятый чем-то новым, и хочет только того, чтобы его не беспокоили. Это тот период, когда устанавливается дисциплина — форма активного мира, послушания и любви, когда работа совершенствуется и приумножается точно так же, как цветы весной окрашиваются в яркие краски, готовясь к далекому урожаю сладких и питательных плодов.

Статья из журнала «Монтессори-клуб» № 2 (32) 2012 г.
Фото из книги «Montessori skuole» Bergamo, 1951 Архив Грации Хонеггер Фрешко

Как и где узнать о педагогике Монтессори больше?

Предлагаем Вам стать участником программы "Монтессори-педагогика для всех". Это платная рассылка серии из 48 писем, каждое из которых включает в себя подборку статей о педагогике Монтессори, задания для самоконтроля и мультимедийные материалы.

Автор программы Елена Хилтунен: Монтессори-педагог, инициатор и родоначальница возрождения монтессори-педагогики в России, эксперт Ассоциации монтессори-педагогов России, автор более 30-ти книг о педагогике Марии Монтессори.

Интересно? Расскажите друзьям:

Мария Монтессори

даты жизни  1870-1952 - выдающийся итальянский педагог, создатель метода научной педагогики и системы свободного воспитания и самообучения детей дошкольного и школьного возраста в специально подготовленной образовательной среде, врач, философ-гуманист.

Наши учебные программы:
Монтессори-педагогика для всех
Монтессори-педагогика для всех
2400 руб.
Монтессори-педагогика для родителей
Монтессори-педагогика для родителей
1200 руб.
Учитель для школы Монтессори
Учитель для школы Монтессори
990 руб.
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
1200 руб.
Монтессори-бабушки в строю
Монтессори-бабушки в строю
1200 руб.
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
1200 руб.
Русский язык по методу Монтессори
Русский язык по методу Монтессори
990 руб.
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
1200 руб.
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
1200 руб.
Понимание математики. Метод М. Монтессори
Понимание математики. Метод М. Монтессори
990 руб.
Материалы на эту тему:
Елена Хилтунен

Интеллект детей Монтессори выше, чем у учеников традиционного класса. Почему?

Елена Хилтунен

Давние летние истории из жизни учителей на озере Орилампи

Юлия Фаусек

Почему класс Монтессори - не волшебный домик и не оазис детских сказок, а точно выверенная лаборатория-мастерская?

Светлана Филёва

Марк шагал. Шел и шагал…

Елена Хилтунен

Вольные игры детей

Подключайтесь к программе «Монтессори-педагогика для всех»
В учебную программу, рассчитанную на год, вошли лучшие статьи, часть из которых больше нигде не публикуется, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Узнать подробнее »