«Золотая Коллекция»

Подписывайтесь на рассылку «Золотая коллекция»
Приглашаем наших друзей и коллег стать подписчиками расширенной версии электронного журнала «Монтессори-клуб»! Мы будем отправлять Вам подборку лучших и самых актуальных материалов сайта один раз в неделю по вторникам.

Подключайтесь к нашим учебным программам
Получайте вместе с нами информальное образование! Узнайте о педагогике М.Монтессори самое главное и из первых рук! В наши персональные рассылки вошли лучшие статьи журнала «Монтессори-клуб», часть из которых больше нигде не публиковались, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Выберите Курс »

Как пятилетний ребенок может сам и дома научиться писать и читать. Дневник самообучения письму и чтению Малики Хилтунен. Часть 3

Елена Хилтунен

В этой части дневниковых записей можно найти подтверждение биогенетического происхождения детского письма, а также интересные наблюдения, связанные с позами ребенка, которые он спонтанно принимает, увлекаясь письмом и рисованием. Разумеется, первые изображения на бумаге письменных знаков далеки от совершенства, но величайшая концентрация внимания детей на процессе письма именно в пяти-шестилетнем возрасте – не позже — требует от нас, взрослых, организации специально подготовленной для такой работы среды. Среды не только домашней, но и детсадовской.

Занятие 9

Сегодня дело с освоением новых букв почему-то не идет. С самого утра сплошное рисование. Принцессы с длинными волосами, какие-то горы с перевалами и цветами на полянах... И потрясающая собака ростом с девочку...

Но все же в какой-то момент Малика вспомнила про буквы. Поскольку руководить процессом изучения новых было некому, она сама принесла из коробки для механического чтения Фаусек коротенькое слово МАК, которое вчера уже легко прочитывала, и выложила его из подвижного алфавита. Буквы сразу стали большими и ясными для написания. Малика взяла ручку и стала их переписывать. Но слово на карточке не отпускала – держала рядом с собой.
         
И вот уже слово переписано! И совсем не плохо – буквы все вместе, М и А написаны вполне правильно. Только буква К пока получилась без палочки. Но это дело поправимое. Время и терпение.


После обеда Малика посмотрела на свою коробку с буквами и закричала: «Уже почти все выучила! В твоей, бабушка, коробке осталось мало букв, а в моей – много!». Я воспользовалась случаем и предложила ей срочно выучить еще хотя бы одну. Это была буква Ю. Малика нашла ее, и я провела обычный трехступенчатый урок с одной буквой. На него ушло всего несколько секунд. Малика прекрасно сходу обвела букву и очень красиво, вытянув губки, произнесла несколько раз: «Ю-ю-ю...».

Занятие 10

Утром на улице опять светило жаркое солнце и дома сидеть совершенно не хотелось. Нам с Маликой не хотелось, а мальчишкам, которые тут с нами проводят свои каникулы, очень даже хотелось – их невозможно оторвать от компьютера. Иногда мне даже кажется, что я превращаюсь в Бабу-Ягу, выгоняя их во двор... Тем временем Малика вытащила на терраску подвижный алфавит, и я пристроилась к ней на всякий случай со своим фотоаппаратом. «Буду читать, как Настя учила», – сообщила Малика и выложила на стол ровный ряд синих согласных букв. Потом она приставила к верхней розовую гласную и «слила» их вместе: ДЭ. Посмотрела на меня, точно ли она прочла, и, успокоившись, продолжала. Правда, я была несказанно удивлена, откуда она знает букву Э, ведь мы с ней ее не учили. Но, оказывается, откуда-то знает...


Малика брала одну букву за другой, передвигала их сверху вниз и читала слоги. Тогда я усложнила ей задачу: к двум буквам приставила третью. Слоги стали закрытыми, а Малика без особого труда «слила» вместе и прочитала сразу три буквы. Она стала спускать сверху вниз не одну, а две буквы и каждый раз прочитывала закрытый слог. Так она осваивала способ механического чтения – слияние отдельных письменных знаков в слова. По опыту я знаю, что именно этот путь – самый короткий при самостоятельном освоении детьми чтения.
И все-таки долго не брать в руки карандаш Малика не может. У нее настоящая страсть к рисованию и письму. Вот она опять за столом с бумагой и карандашом.


Никогда не знаешь, какое волшебство тебя ожидает в следующий миг! Маликуша отодвинула от своего столика стул, встала на коленки и глубоко сосредоточилась на процессе рисования. Она переходила от одной позы к другой, склоняясь над своей работой, а я только и успевала нажимать на кнопку фотоаппарата. Посмотрите, какие разнообразные и потрясающе красивые позы принимает ребенок при сосредоточенной работе карандашом. В такие минуты важно только одно. Одно-единственное – не прерывать работу ребенка.

Занятие 11

После «родительского дня» Малика была в ударе. Она села за стол, придвинула к себе коробку с буквами, выбрала парочку, выученных нетвердо, переспросила меня, что это за буквы, и принесла такие же из подвижного алфавита. «Буду обводить, – сказала она уверенно. И так же уверенно обвела букву Ю. Штриховать ее Малика не стала, а сразу решила записать ее карандашом. Вышло неплохо! Такая же работа была проделана еще с парой других букв, но потом… работа надоела. Что бы еще поделать? 


– Хочешь, я покажу тебе что-то интересное? – сказала я сакраментальную фразу Монтессори-учительницы.
– Что покажешь?
– Вот эту коробку с картинками и с подписями к ним.

Сняв с полки третью коробку для чтения Фаусек, я предложила Маликуше аккуратно разложить картинки, а затем прочитать на карточках подписи и подложить под картинки. Она с удовольствием принялась за работу. Конечно, с первого раза все точно разложить Малике не удалось. Она старалась читать карточки с подписями и делала это в основном про себя.

Я в который раз обратила внимание, что дети не читают все слово целиком, а только «обозревают» его, а «сливают» и произносят вслух или про себя всего три-четыре первых буквы. Об остальных догадываются, сопоставляя с картинками. Сопоставление с картинками означает попытку вникнуть в смысл прочитанного. М.Монтессори называла это явление интерпретацией. Интерпретации предшествует механическое чтение, то есть освоение самого способа слияния отдельных букв в слова. Успешная работа Малики с третьей коробкой карточек для чтения Фаусек будет означать, что девочка не только освоила чтение механическое, но и встала на путь чтения отдельных слов с пониманием. В следующий раз эта работа будет продолжена...


На улице начался ливень, и дети выбежали на крыльцо, чтобы помочить руки-ноги и попрыгать под дождем. А когда вернулись, стали решать, чем будут заниматься. Я работала за компьютером и готовила к печати фотографии детей из Санкт-Петербургской Монтессори-школы. Малика подошла и увидела на экране мальчика, который выводил буквы на подносе с манкой.

– Я так же хочу попробовать! – сказала Маликуша. И мне пришлось срочно организовать эту работу.

Манки у меня в доме не было. Пришлось насыпать в коробку благородной черной соли, которая не вредна ни для ручек ребенка, ни для его живота, так как прокаливается много часов в печи и теряет свои вредные свойства. Я пользуюсь такой солью в хозяйстве.


Интересно, что Малика старалась писать буквы в точности так, как они изображены на шероховатых дощечках. Она даже ставила точку, с которой надо начинать написание буквы, и подчеркивала букву линией, показывающей ее низ. В конце она спонтанно произносила вслух звук, соответствующий каждой написанной букве.

Наконец, Малика переписала все буквы, которые лежали в ее коробке, и, довольная, побежала вместе с братом в магазин за мороженым...

Занятие 12

Можно сказать, что Малика выучила почти все буквы. Сегодня освоила последние две – Щ и Ё. Ее коробка с шероховатыми буквами заполнилась полностью, а в моей осталось только три самые трудные для Малики буквы: Р, Ц и В. Первые из них она просто не готова пока произносить, а буква В с верхней петелькой никак не запоминается из-за правописания, так как Малика постоянно путает ее с буквой Д – с нижней петелькой. Еще мы пока не разбирались с ней по поводу мягкого и твердого знака.

Итак, на освоение русской азбуки у Малики ушло примерно 12 десятиминутных занятий. Можно сказать, это рекорд по сравнению с другими детьми, с которыми мне пришлось заниматься освоением письма и чтения.

Но, конечно, до настоящего письма и до настоящего чтения Малике еще расти и расти! И чтобы ее рука чувствовала себя более уверенной, я положила на ее рабочий столик листок бумаги и карандаш (шариковую ручку) и всегда поддерживаю в желании свободно рисовать. Мандолы продолжают быть популярными в ее творчестве, но первый запал прошел. Сегодня, например, она взялась еще раз штриховать мандолу «Сова», но не довела дело до конца, хотя начало штриховки было на порядок выше, чем в первый раз. Сегодня Малика увлеклась вырезанием.

Знаете, что она стала вырезать? Снежинки! Почему не цветочки, ведь на дворе лето? «А вот так. Хочу, чтобы была зима и Рождество! Поэтому буду вырезать снежинки»,  –  такое было дано мне объяснение.


Работа с ножницами великолепно тренирует послушность руки при письме. А Малике главное сейчас – научиться точно следовать сигналам, которые подает руке мозг, когда девочка представляет себе, как она будет писать ту или иную букву. Эти сигналы должны закрепиться в ней настолько прочно, чтобы она смогла, не обводя предварительно букву и даже не видя ее, выполнить рукой правильные движения.

Вот Малика вытащила из первой коробки для чтения Фаусек карточку из розовой серии, положила ее перед собой стороной с письменным шрифтом и пытается переписать слово ДОМ. Не могу сказать, что у нее это точно получается. Пишет она очень-очень медленно, еще медленнее, чем складывает буквы в слова. Письмо это пока лишь механическое – Малика даже не задумывается, какую букву она пишет, не то что пытается прочитать и понять переписанное. Нет! Только бы как можно точнее записать зрительный образ написанного кем-то слова. Но и такой подход на первых порах хорош. Медленно, но верно девочка движется по пути освоения письма. В то же время заметной мотивации необходимости письма и чтения у Малики до сих пор нет. Ее занимает лишь сам процесс работы с карандашом и бумагой.

Отступление о биогенетическом законе и о генной памяти человеческой руки

В конце XIX века (1864-1866) немецкими учеными: анатомом Фрицем Мюллером и биологом Эрнстом Геккелем – был сформулирован биогенетический закон частичного повторения филогенеза в онтогенезе. Это означало, что в индивидуальном, прежде всего эмбриональном, развитии высших организмов происходит закономерное повторение (рекапитуляция) признаков, свойственных их биологическим предкам.

То есть в онтогенезе детской психики воспроизводятся основные стадии биологической эволюции и этапы культурно-исторического развития человеческого рода.
В эпоху развития материализма биогенетический закон нещадно критиковался, так как он фактически предопределял ход психического развития ребенка, игнорируя воздействие на него взрослых. Но в то же время этот закон стоит в основе учения З.Фрейда и других выдающихся психологов и психоаналитиков.


Мария Монтессори, безусловно, знала о биогенетическом законе и признавала его. Вот что она писала: «Благодаря наследственности каждый эмбрион вынужден проходить все стадии своих предшественников. Таким образом в нем суммировалась или синтезировалась вся эволюция вида. Эта теория получила название «Закона рекапитуляции».

Самая большая загадка высших видов заключается в том, что в результате столь схожих процессов появляется рептилия, птица, млекопитающее или человек. Ибо различие между этими видами заключается в конечной форме. Это привело к идее одного-единственного созидательного плана природы…» («Впитывающий разум ребенка», стр. 60-62).

Почему мне вспомнилась эта увлекательная научная идея в момент самой обыкновенной будничной работы по обучению письму маленького ребенка?

Во-первых, я в своем опыте все больше убеждаюсь, что нельзя ускорить или как-то иначе изменить сроки освоения конкретным ребенком процесса письма и чтения, как нельзя раньше предусмотренного природой времени научить малыша сидеть, ползать, ходить или говорить. И разговоры о раннем развитии этих детских способностей не имеют под собой серьезных оснований, какие бы гениальные методики на этот счет ни предлагались. Природа и родовая генная память ребенка возьмет свое. Намеренно раннее развитие, которое занимает умы многих современных родителей, может привести только к последующим проблемам в психике ребенка или просто сойти на нет в более старшем возрасте.

Во-вторых, в работе с Маликой, так же, как и с прежними ребятишками, которые осваивали при мне письмо и чтение, я многократно убеждалась в точности биогенетического закона, по которому происходит созревание человеческой личности. Вот и опять пятилетняя Малика показывает мне действие этого закона. Воистину никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.



Малика без устали рисует чудесные картинки. Разумеется, у меня нет особого восторга от ее прелестных, но совершенно несуразных изображений людей, животных, сказочных героев, цветов или деревьев. Все они абсолютно нереалистичны и карикатурны, хотя не лишены прелестной детской наивности, нежности и умилительной непосредственности. Привожу здесь несколько таких ее рисунков, чтобы был понятен уровень владения Малики карандашом и умение выразить свое восприятие жизни. Это рисунки вчерашнего и сегодняшнего дня.
По-моему, чудесные собачки! Такая выразительная троица: мама и два щеночка. Но вот что интересно: Малика рисовала их методом штриховки, который прекрасно освоила в течение последних нескольких занятий. И как же точно она направляла свой черный карандаш! Все детали тела, головок с ушками, собачьих лапок и хвостиков прорисованы аккуратно и выразительно. И ведь штриховка как нельзя лучше исполняет здесь замысел маленькой художницы. Малика сегодня много рисовала, и все — именно методом штриховки.


А теперь – и это самое интересное – посмотрите, как Малика рисует деревья. Вы скажете: «Что особенного? Все дети так рисуют!». Вот именно! ВСЕ дети так рисуют деревья: толстый-претолстый ствол и наверху нечто похожее на крону. Те, кто помладше, вместо кроны рисуют кружочек. Но откуда эти толстенные стволы и смешные кургузые верхушки? Я тоже не обратила бы на них внимания, если бы дети не затащили меня в воскресенье в музей природы. Мы вошли в зал древнего мира, и... я вдруг на огромном музейном макете увидела эти самые Маликины деревья – толстенный ствол и что-то зеленеет на макушке. Вот это да! Оказывается, именно такие деревья сложились из раскопок археологами стоянок первобытных людей.

Не означают ли они действие в каждом из нас и в наших детях и внуках биогенетического закона природы, о котором писала М.Монтессори? Не генная ли память руки работает в моей маленькой Маликуше, когда она берет в руки карандаш? А ведь вполне возможно! Даже наверняка это так, ведь когда-то ее рука рисовала человечка без одежды, а только с головой, с очень большими руками с многочисленными пальчиками, потом этот человек надел на себя юбку или штаны, застегнулся на пуговицы, повесил на уши серьги, а на шею бусы – все, как и происходило в истории человеческого рода...


Самые древние на планете деревья. Они произрастали 385 миллионов лет назад.
И вот теперь, в конце сенситивного периода созревания языка, родовая генная память руки Малики выводит письменные знаки с неуверенностью первобытного человека. Но биогенетический закон природы приведет ее руку от самых древних основ к современности в фантастически короткий срок – всего за один-два года жизни. И, как и миллионы других детей на нашей планете, Малика будет красивым почерком писать письма своим друзьям. Немножко терпения!

Занятие 13

Конечно, такое письмо не назовешь каллиграфическим. Но зато оно абслолютно спонтанное – никто Малику не просил, даже внимания на ее работу сначала не обратил. А знаете, кто заметил поляризацию ее внимания на письме? Воспитательница финского детского садика, в который ходит Маликуша. Воспитательница испугалась и вечером с тревогой сообщила маме, что с ее девочкой творится что-то неладное. Малика больше не рисует никаких картинок, а только непонятные знаки, абсолютно не похожие, например, на финские буквы. И вообще ни на что не похожие. «Вот, полюбуйтесь», – сказала воспитательница, протягивая маме листы с Маликушиными «непонятными знаками». Мама, конечно, засмеялась и стала Маликушу обнимать, целовать и хвалить. 

– ???? – не поняла воспитательница.
– Все нормально, – объяснила мама, – просто бабушка научила Малику писать русскими письменными буквами... И буквы у нее уже неплохо получаются!


Малика, действительно, перестала на некоторое время рисовать – только пишет буквы и слова. Это как раз и означает не просто концентрацию внимания девочки на письме, а явную его поляризацию, то есть многоразовую сосредоточенную работу с одним и тем же материалом (в данном случае с карандашом и бумагой). Письменные знаки производят сейчас на девочку такое сильное впечатление, что оно не может сравниться ни с каким другим рисованием. Для нее важным стало именно письмо букв.

Пару дней назад мы с ее старшим братом Мартином ходили в исторический музей. И там он сфотографировал витрину, где были выставлены старинные ручки и перья. Мартин настоял, чтобы мы зашли в магазин канцелярских товаров и купили баночку с черной тушью и ручку с настоящим старинным пером. Дома он попробовал и писать и рисовать пером. Красиво!
Малика крутилась тут же. И, конечно, тоже стала требовать, чтобы ее допустили к перу и туши. «Ладно, – разрешил Мартин, – пусть попробует». Мы расстелили газетный лист бумаги и аккуратно открыли баночку с тушью. Малика торжественно взяла ручку с пером и принялась медленно писать первую букву. Конечно, это была ее любимая буква М. Он ее любит больше других, потому что ее имя начинается с этой буквы, и еще слово «мама».



Потом на белом листе появились и другие буквы, и даже слова. Пером писать, конечно, сложнее, чем карандашом или шариковой ручкой. Но зато видны все огрехи каллиграфии. Например, Малика не точно пишет крючочек у буквы А. Надо предложить ей еще и еще раз обводить буквы пальчиком на шероховатых дощечках. Но пока я не стала ее отвлекать – попытка писать пером все же важнее.

После десяти минут письма Малика устала от напряжения и побежала на балкон, где мальчики разглядывали свои комиксы. Они ее не приняли, и девочка, грустная, вернулась обратно. Медленно прошлась вдоль полок с коробками коллекции Фаусек и сказала: «Ладно, тогда я буду карточки читать». Я взялась за фотокамеру, когда она разложила на своем столике первую коробку карточек для механического чтения и списывания. Она уже раньше пыталась переписывать многие карточки из этой коробки, а теперь принялась читать их вслух.

Занятие 14

Мне представляется, что это очень важный момент – ребенок сознательно осваивает способ чтения. Малика уже поняла, что читать – это значит «сливать», объединять друг с другом рядом стоящие буквы, как бы нанизывать их на одну ниточку. И, поскольку почти все буквы она уже выучила, она тренируется сама с собой в этом способе обращения с ними. Если забывает какую-то букву – спрашивает. И особенно ей нравится после такого медленного прочтения слова догадаться, что оно означает. Вслух она произносит сначала почти все буквы отдельно, но гласные довольно легко сливает с согласными, и потом уже произносит все слово целиком. Интересно: когда Малика работает с третьей коробкой для чтения Фаусек, где надо поставить подписи к картинкам, она читает слова про себя и сразу ставит подпись, иногда ошибаясь. Видимо, как и все дети, торопится и прочитывает только первую часть слова, а об остальной догадывается, сопоставляя с картинкой. Но если перед ней нет картинки, а только слово, она читает его вслух, смешно вытягивая губки и напряженно проводя пальчиком под словом, как бы подгоняя себя таким жестом...


На этом я решила оборвать свой уже четвертый Дневник наблюдений за маленькими детьми, которые самостоятельно учатся писать и читать. Далее наступает время спонтанных тренировок и упражнений. Мария Монтессори и вслед за ней Юлия Ивановна Фаусек публикуют в своих книгах изумительные образцы детского, почти каллиграфического, письма.

Наверняка это лучшие работы детей из их групп и классов. Не все достигают таких успехов в подобной работе. Но нам более всего важно, чтобы именно ВСЕМ пяти-шестилетним детям и дома, и в детском саду, и в школе были предоставлены максимальные условия для проявления их спонтанной активности в освоении письма и чтения. Каждый раз, когда мы будем наблюдать трудности детей в этом процессе, нам придется обернуться и пробежать глазами по полкам и шкафчикам нашей среды – все ли в ней мы обустроили так, чтобы дети легко и радостно самостоятельно научились писать и читать?

Статья из журнала «Монтессори-клуб» № 5 (35) 2012 г.
Фото автора


Как и где узнать о педагогике Монтессори больше?

Предлагаем Вам стать участником программы "Монтессори-педагогика для всех". Это платная рассылка серии из 48 писем, каждое из которых включает в себя подборку статей о педагогике Монтессори, задания для самоконтроля и мультимедийные материалы.

Автор программы Елена Хилтунен: Монтессори-педагог, инициатор и родоначальница возрождения монтессори-педагогики в России, эксперт Ассоциации монтессори-педагогов России, автор более 30-ти книг о педагогике Марии Монтессори.

Интересно? Расскажите друзьям:

Елена Хилтунен

Монтессори-педагог, основатель Первого детского сада и начальной школы Монтессори в Москве, главный редактор открытого издательства "Народная книга" и журнала "Монтессори-клуб", эксперт Ассоциации монтессори-педагогов России. Автор и редактор государственной Программы "Детский сад по системе Монтессори" и УМК к этой программе.

Наши учебные программы:
Монтессори-педагогика для всех
Монтессори-педагогика для всех
2400 руб.
Монтессори-педагогика для родителей
Монтессори-педагогика для родителей
1200 руб.
Учитель для школы Монтессори
Учитель для школы Монтессори
990 руб.
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
1200 руб.
Монтессори-бабушки в строю
Монтессори-бабушки в строю
1200 руб.
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
1200 руб.
Русский язык по методу Монтессори
Русский язык по методу Монтессори
990 руб.
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
1200 руб.
Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах
Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах
1200 руб.
Понимание математики. Метод М. Монтессори
Понимание математики. Метод М. Монтессори
990 руб.
Первая монтессори-наставница России
Первая монтессори-наставница России
1200 руб.
Материалы на эту тему:

Самообучение детей невозможно без самообучения взрослых

Екатерина Хилтунен

Анкета для финских родителей. Но почему только для финских?!

Татьяна Строганова

Откуда берутся умные дети

Лариса Климанова

10 кубиков. Круглые даты располагают к воспоминаниям, в памяти всплывают картинки...

Мария Монтессори

Фребелевское плетение и японское оригами – не то! Детям нужна глина!

Подключайтесь к программе «Монтессори-педагогика для всех»
В учебную программу, рассчитанную на год, вошли лучшие статьи, часть из которых больше нигде не публикуется, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Узнать подробнее »