«Золотая Коллекция»

Подписывайтесь на рассылку «Золотая коллекция»
Приглашаем наших друзей и коллег стать подписчиками расширенной версии электронного журнала «Монтессори-клуб»! Мы будем отправлять Вам подборку лучших и самых актуальных материалов сайта один раз в неделю по вторникам.

Подключайтесь к нашим учебным программам
Получайте вместе с нами информальное образование! Узнайте о педагогике М.Монтессори самое главное и из первых рук! В наши персональные рассылки вошли лучшие статьи журнала «Монтессори-клуб», часть из которых больше нигде не публиковались, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Выберите Курс »

«Жертва», «компьютер», «обвинитель» или «флюгер». На кого мы похожи? Опыт самого первого монтессори-тренинга учителей в России

Дмитрий Сороков

Статья написана в самом начале пути монтессори-педагогики в России - зимой 1991- 92 года. Ее автор: Дмитрий Георгиевич Сороков - профессор Московского государственного психолого-педагогического университета. В год написания этой статьи - аспирант. Фото сделал Алексей Трясков, члена Союза фотохудожников России. В год написания статьи - учащийся ПТУ. Но жизнь так устроена, что каждый человек когда-нибудь в жизни начинает. Начинает свой главный жизненный путь. Поэтому во все времена важна эта тема: кто мы? На кого похожи в начале своего пути.

Какими мы были, когда начинали?

Если  отсчитать назад ровно семнадцать лет, и представить маленький московский детский сад на улице Кондратюка, которого уже давно нет – даже здание снесено, – и  нескольких отважных и вдохновленных по молодости людей, решивших нарушить  существовавшие с середины двадцатых законы, чтобы возродить в России педагогику Марии Монтессори, –  то идея опубликовать этот текст не покажется такой уж несостоятельной. Напротив, будет любопытно вспомнить, какими мы тогда были. И сравнить с собой сегодняшними.   А ведь мы недалеко ушли…

Российский Монтессори-центр в 1991-1992 учебном году выпустил первые группы учителей, пожелавших подробно ознакомиться с философско-педагогической системой Марии Монтессори.  Как выяснилось в процессе обучения, этот “передовой опыт” невозможно  освоить и внедрить  без переосмысления собственного жизненного и профессионального пути. Более того, как оказалось, монтессори-учителем сможет быть далеко не каждый желающий - этот вывод подтверждается как объективными данными исследования, так и субъективными отчетами слушателей курсов.

Дальнейшие размышления основываются на откликах участников Монтессори-тренинга, публикуемых с их разрешения.

Прием «первичных больных» идеями М. Монтессори

«Как администратор, я приехала на разведку”. Единственное,  что мне от вас нужно, – это учебные программы и дидактические материалы.  В нашем городе такой школы еще нет, и я получила задание освоить этот опыт и внедрить его.

«Я чувствую, что мне трудно дышать в традиционной школе; я больше не хочу преодолевать себя и нежелание детей учиться».

«Все, что я увидела в вашей Модельной монтессори-школе, очень похоже на вторую половину дня в моем детском саду. Только за партами они у вас не сидят».

«Хочу рассказать своим студентам о Марии Монтессори; научить их, как воспитывать свободных детей».
 
Как видно из приведенных высказываний, почти все 100% первичных запросов были сформулированы как желание повысить свой профессиональный уровень путем освоения новой методики, новых приемов работы с новым дидактическим материалом. Об этом говорили администраторы, преподаватели высших учебных заведений, школьные учителя, воспитатели детских домов и детских садов, студенты и старшеклассники. А организаторы тренинга предложили им: курсы философии новых школ, психологии детства, психологический тренинг, практикум по наблюдению за детьми. За наблюдением обычно следовало его обсуждение, где ведущий фиксировал нестереотипные, широкие взгляды на события, происходящие в группе детей; каждое неказенное, точное слово, подходящее для описания ребенка.

Значение работы с собственным словом учителям-практикантам пришлось буквально выстрадать во время самостоятельной работы с детьми на ковре.


Шок на ковре

«Я посмотрела  – все дети заняты своими делами. А мне очень хотелось к кому-нибудь пристроиться, чтобы заняться с ним разговорной речью, но меня никто не принял!».

«Мне впервые ребенок ответил  «Нет!», когда я велела убрать за собой материал! Воспитанностью в вашей школе и не пахнет».

Отползая с ковра после занятия: “Никогда не думала, что так трудно сдержать поток собственных высказываний и вести счет своим словам!»

«Я впервые почувствовал себя комфортно и свободно рядом с ребенком. Сев на ковер, я увидел, что мы с ним одного роста - в буквальном и переносном смысле!»

«Во время занятий я с ужасом обнаружила, что не вижу почти никого из детей, а занимаюсь исключительно решением собственных проблем: подойти к ребенку или нет, сказать что-нибудь или нет, где присесть, что делать дальше. Я не могу заметить момент, когда я нужна ребенку! Выход к детям стал основным аргументом в ответе на вопрос: близка мне система Монтессори или нет?».

Со всей очевидностью проявилась несостоятельность опыта преподавания в традиционной школе, взгляд на ребенка как на объект воспитания, а также нехватка философско-психологических знаний о ребенке, о феномене детства. Особенно явственно проявилось практическое неумение  смотреть и видеть, что происходит с ребенком. Необходимость исследования и переосмысления собственного профессионального и жизненного опыта встала во весь рост. В подобной стрессовой ситуации ущемленная самоценность участников тренинга повела их по различным путям. Путей этих 5, но лишь один из них ведет к конструктивному решению возникшей проблемы профессиональной несостоятельности  – путь самоисследования.


Путь самоисследования

«Мне не хватает наблюдательности, но зато есть терпение, и я всему научусь, потому что у меня есть мотивация - я познала минуты настоящей радости от соприкосновения с духовным миром ребенка!».

«Ваш тренинг – это как глоток свежего воздуха для меня! Это толчок к познанию себя и мира ребенка. Мне хочется читать, встречаться с интересными людьми, пропускать через себя заново свой опыт воспитания ребенка».

«Я нашла того учителя, который поможет мне духовно развиваться. Это – ребенок!”
“Впервые за многие годы я, действительно,  ощутила себя свободной и внутренне независимой.  Как оказалось, я еще не потеряла способности к саморазвитию. Но есть и неприятные открытия. Провалы в образовании. Многое забылось. Явная нехватка тех самых методических приемов, которыми, по Монтессори, надо владеть, но не надо использовать».

Как видим,  “открытия” людей, вставших на путь самоисследования, находятся на личностном уровне, гораздо более глубинном, чем профессиональный. А личностный рост – единственная гарантия начала профессионального роста.

Таким образом, первое, что объединяет “самоисследователей”, – попытка решать профессиональные проблемы как составные части личностных.

Второе  объединяющее их начало – личная активность и действенность намерений. Они особо не надеются на чью-то помощь, а к самостоятельной работе с детьми в своих городах приступают немедленно.

И, наконец, третье – это испытанное всеми ими, физически прочувствованное наслаждение от свободы общения с детьми. И это незабываемое ощущение будет сопровождать их в течение всей жизни, препятствуя возвращению в традиционную систему муштры и показухи.

Но наряду с конструктивным, направлением самоисследования перед человеком, оказавшимся в ситуации разлада с собой, открываютcя еще четыре заманчивых пути, которые не требуют для себя никаких дополнительных усилий. По мнению выдающегося американского   психолога-гуманиста Вирджинии Сатир, все мы в подобных ситуациях, независимо от пола, возраста, профессии, жизненного опыта, испытываем искушение поиграть роль, и таких ролей всего четыре: “жертва*, “компьютер, “флюгер* и “обвинитель”.

«Жертва»

«20-летний педагогический опыт наложил на меня неснимаемые оковы…».

«Пусть у меня самой с детьми по-новому не получается – так хоть студентов своих научу!».

«Жертва» чувствует свою беспомощность, заискивает перед всеми, лишь бы никого не рассердить и не изменять существующего, наработанного опыта. Верит, что, действительно,  может научить тому, чего не умеет сама. С удовольствием обличает существующую систему образования, являясь на деле ее основой.

«Компьютер»                                               

«После того, что я увидела в модельной школе Монтессори, меня, в первую очередь, беспокоит ситуация в стране. Допустим, если я создам школу, доучу детей до двенадцати лет,  куда их потом выпускать? В несвободное общество?».

«Хорошо, я поняла, что делать с детьми до шести лет.  А что я буду делать дальше?».

«Компьютер» желает отгородить себя от дополнительных переживаний, связанных со своей несостоятельностью, за потоком рассуждений  и умственных схем: что было бы, если бы…  Как и в случае с “жертвой”, здесь нет и речи о непосредственных занятиях с детьми. Вернее, это возможно, если “поможете с приобретением дидактических материалов, пошлете на стажировку за границу  и т.п. Общее отличие «компьютеров» –  пассивность и бездеятельность намерений при хорошо развитом интеллекте.

«Флюгер»

«Я поняла, что система Монтессори - это то, что я делала с детьми все 15 лет моего педагогического стажа.  Только не знала, что это так называется».

«Во время тренинга я научилась говорить «мне нравится» вместо «это хорошо».

«Флюгер» совершенно перестает контролировать ситуацию; он лишь хочет показать всем, что ничего особенного не произошло,  что он не чувствует никакого дискомфорта и может делать все, что от него потребует новая методика.  Более того, по его мнению, все это он и раньше делал с детьми, а сейчас лишь надо выучить новую терминологию.

Чаще всего «флюгер»    искренен в своем заблуждении, что его учительский опыт включает в себя одновременно все основное и существенное из систем Монтессори, Френе, Штайнера, а также Библера, Руссо, Лысенковой, Гербарта, Потаповой.

«Флюгер» рвется к работе с детьми, не обращая внимания на отсутствие у себя единой воспитательной концепции, на несостыковку используемых им теоретических положений, неадекватность применения методических приемов. Используя на своих занятиях самые разные техники в зависимости от своего сегодняшнего настроения, “флюгер” постоянно несет с собой атмосферу суеты, нервозности и своей непоследовательностью представляет реальную угрозу невротизации детей. В его деятельности заложена реальная опасность профанации ЛЮБОЙ идеи, в том числе и педагогической.

«Обвинитель»

Видимо, здесь нет смысла приводить жалобы этой части слушателей, ибо каждый советский учитель владеет способностью глубоко и искренне возмущаться по любому поводу. Возмущение – это один из способов, которыми «обвинитель» пытается вынудить всех поверить, вопреки очевидному, в его значимость; заставить видеть себя более сильным, чем он есть на самом деле.  В нашем случае реакция возмущения была вызвана, вероятно, тем, что он не смог выполнить задание, с которым его послали на курсы повышения квалификации – «освоить и внедрить».  А смириться “обвинитель” не может – иначе придется задуматься о своей  профессиональной. пригодности, или, что еще страшнее, – о своей личной несостоятельности.

«В штат моей будущей школы принят пока лишь садовник"

Это решение, которое принял один из слушателей монтессори-тренинга в России. Первого тренинга за последние 70 лет ее истории. Грустные напутствия звучали вслед выпускникам. Оказалось, что плавание в свободной стихии альтернативных школ может для его участников затянуться на всю жизнь. И лишь эта жизнь, отданная самоисследованию  и саморазвитию, радостным усилиям по раскрытию собственного духовного потенциала, может стать условием того, что ребенок, который находится рядом, станет чуть более свободным,  и скажет, став взрослым: «Я почувствовал вкус свободы. И я могу создать для своих детей такие условия, чтобы и они вкусили ее”.

Вспоминается дивный образ, данный Карлом Роджерсом: образ Учителя - Садовника. Ведь садовник не вытягивает клещами росток из зерна и не заставляет яблоню стать березой. Он лишь создает оптимальные условия для его самостоятельного произрастания.
Вся жизнь  учителя – это создание условий для последующих поколений…  

Зима 1991- 92 года


Как и где узнать о педагогике Монтессори больше?

Предлагаем Вам стать участником программы "Монтессори-педагогика для всех". Это платная рассылка серии из 48 писем, каждое из которых включает в себя подборку статей о педагогике Монтессори, задания для самоконтроля и мультимедийные материалы.

Автор программы Елена Хилтунен: Монтессори-педагог, инициатор и родоначальница возрождения монтессори-педагогики в России, эксперт Ассоциации монтессори-педагогов России, автор более 30-ти книг о педагогике Марии Монтессори.

Интересно? Расскажите друзьям:

Дмитрий Сороков

кандидат психологических наук, профессор Московского психолого-педагогического университета

Наши учебные программы:
Монтессори-педагогика для всех
Монтессори-педагогика для всех
2400 руб.
Монтессори-педагогика для родителей
Монтессори-педагогика для родителей
1200 руб.
Учитель для школы Монтессори
Учитель для школы Монтессори
990 руб.
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
1200 руб.
Монтессори-бабушки в строю
Монтессори-бабушки в строю
1200 руб.
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
1200 руб.
Русский язык по методу Монтессори
Русский язык по методу Монтессори
1200 руб.
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
1200 руб.
Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах
Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах
1200 руб.
Понимание математики. Метод М. Монтессори
Понимание математики. Метод М. Монтессори
990 руб.
Первая монтессори-учительница России
Первая монтессори-учительница России
990 руб.
Материалы на эту тему:
Ванда Маззарелло (Vanda Mazzarello)

Как итальянские дети считают деньги

Мария Монтессори

Математика. Упражнения, параллельные изучению десятичной системы

Хайди Нидеркофлер (Heidi Niederkofler)

Монтессори-классы в государственной школе в Южном Тироле

Елена Хилтунен

Коллекция материалов для чтения Юлии Фаусек. Современная трактовка. Часть 1

О косвенном воспитании по Монтессори. Эссе участницы Программы Монтессори-педагогика для всех

Подключайтесь к программе «Монтессори-педагогика для всех»
В учебную программу, рассчитанную на год, вошли лучшие статьи, часть из которых больше нигде не публикуется, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Узнать подробнее »