«Золотая Коллекция»

Подписывайтесь на рассылку «Золотая коллекция»
Приглашаем наших друзей и коллег стать подписчиками расширенной версии электронного журнала «Монтессори-клуб»! Мы будем отправлять Вам подборку лучших и самых актуальных материалов сайта один раз в неделю по вторникам.

Подключайтесь к нашим учебным программам
Получайте вместе с нами информальное образование! Узнайте о педагогике М.Монтессори самое главное и из первых рук! В наши персональные рассылки вошли лучшие статьи журнала «Монтессори-клуб», часть из которых больше нигде не публиковались, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Выберите Курс »

О раннем развитии, или притча про Глеба и Ваню

Вадим Слуцкий
Мы решили опубликовать эту статью потому, что в ней, наконец, развеивается миф о том, что Мария Монтессори придумала методику так называемого «раннего развития» детей, которая в последнее время стала необыкновенно популярной среди российских родителей. Но на самом деле,  если внимательнее вчитаться в работы Марии Монтессори,  станет понятным, что она ратовала не за то, чтобы дети, как можно раньше, научились читать, писать и считать, как думают многие родители,  а чтобы все в жизни детей происходило в свое время – в моменты определенных сенситивных фаз.

Пробы семьи Никитиных

Идеи воспитания детей в духе педагогики Марии Монтессори, как известно, были запрещены в России с середины 20-х годов. И впервые в конце 60-х, возможно, не догадываясь об этом, их попробовал воплотить в жизнь Борис Павлович Никитин. Ему негде было в подробностях разузнать о педагогике Монтессори, он как бы открыл ее идеи заново и по-своему увидел то, что придумала на полвека раньше его великая итальянская предшественница. В своем загородном доме он организовал замечательную развивающую среду для малышей, с помощью Лены Алексеевны и других членов этой замечательной семьи создал благоприятный для естественного развития детей уклад жизни, а теорию сенситивных периодов назвал законом НУВЕРС – необратимого угасания возможностей эффективного развития способностей.   Но многочисленные родители, приезжавшие в дом Никитиных за советами по воспитанию своих маленьких детей, не вдумывались в глубину размышлений Бориса Павловича и Лены Алексеевны и схватывали то, что было видно лишь  невооруженным глазом. Дети Никитиных радостно бегали босиком по снегу, крутились на домашнем спортивном комплексе, легко выстраивали уникубы и узоры кубиков Коса,  к пяти годам спонтанно учились читать, писать и считать. Они споро управлялись с хозяйством и редко  ссорились друг с другом.  Кому же не хотелось видеть своих детей примерно такими?! Все это в простонародье было упрощенно названо «ранним развитием», и термин остался популярным  до сих пор. Но ведь, согласитесь, ни к укладу жизни семьи Никитиных, ни к педагогике Монтессори, этот термин никак не может иметь отношение. «Раннее развитие» – это одно, а естественная, сообразная природе жизнь детей в раннем возрасте – совсем другое. Как любим мы создавать мифы, и с каким трудом потом приходится их развенчивать…

В английских пифагоровых штанах

Глебу три с половиной года. Его учат читать с помощью кубиков Зайцева: родители водят его на специальные занятия, конечно, далеко не бесплатные. Ещё он ходит в кружок «Пифагоровы штаны». Ещё –  в студию «Домисолька»: развивает свои музыкальные способности. Через год начнёт заниматься английским: это уже решено.

Я с Глебом не знаком, но часто его вижу: преподаю в той самой негосударственной школе, где Глеб «развивается». Занятия эти происходят в соседнем классе: всё слышно. Учительница всё время повторяет: «Мо-ло-дцы! Ой, какие молодцы!.. Молодец, Глеб! Молодец, Максимка!.. Ах, какие умницы!» –  и так без конца, фальшивым сладеньким голосом, по всякому поводу: произнесёт ребёнок один слог правильно –  и тут же его засыпают похвалами. На занятиях присутствуют родители, и, видимо, преподавателю очень хочется им понравиться.

После занятия мама или папа «в предбаннике» одевают сына. Он никогда не одевается и не раздевается сам. Я в это время в канцелярии заполняю журналы, дверь всегда открыта: мне хорошо видно всё, что там делается. Родители Глеба – люди очень солидные, в меру упитанные, серьёзные. На лицах —  сияние самодовольства, сознание своей важности и значительности. Уж не знаю, кем они работают, но люди  по современным меркам весьма успешные.

Сын у них тоже крупный, хорошо кормленый, мясистый, краснощёкий. Но физиономия у него неприятная, даже противненькая: всегда с выражением пресыщенности и брюзгливой вредности.

Когда его одевают и раздевают, он порой ни с того ни с сего начинает молотить кулаками по лицу мамы или папы. Но родители – люди выдержанные: никогда ребёнка не одёрнут, не прикрикнут  –  подержат за ручки, объяснят: «Ой, как некрасиво! Разве так можно себя вести? Перестань сейчас же!» Сын никакого внимания на эти слова не обращает.

Как-то рядом с Глебом примостился совсем маленький мальчишечка: у него была игра-конструктор, что-то он там собирал. Глеб заинтересовался, подошёл, по-хозяйски сгрёб все детали, передвинул на свою сторону. Мальчик потянулся было к своему конструктору, — тогда Глебушко, выпятив нижнюю губу, изо всех сил толкнул его и стал садить руками и ногами, да так сильно, злобно! Малыш заплакал.

Мама с трудом оттащила сына, причём и ей попало несколько раз. Вернула игру владельцу. Но только чуть отвернулась, сынок схватил спорную вещь, сбросил на пол, наступил ножкой. Раздался треск. Мама снова схватила сына, стала ему выдержанно и спокойно объяснять, почему так себя вести нельзя. Он, набычившись, отвернулся, бросая злобные взгляды на противника и, конечно, не слушая, что ему говорят.

Ещё я заметил, что этот ребёнок никогда не отвечает тому, кто с ним заговаривает: просто не обращает внимания,  даже если это его мать или отец. Порой он произносит — а часто и громко выкрикивает — отдельные слова и фразы, довольно неприличные,  но без всякой связи с тем, что ему говорят. Добиться от него ответа можно, только если как-то его поощрить: что-то подарить, похвалить, он привык ничего не делать даром.

Ваня и Алёна

Ване тоже три с половиной. Он живёт в деревне, где я отдыхаю каждое лето. Я хорошо знаю всю его семью.  Ваня –  четвёртый по счету, а всего детей в этой семье пятеро. Ваня ещё не учится читать, и даже его старшая сестра, шестилетняя Алёна, тоже пока не читает, знает только отдельные буквы.

Зато Алёна уже умеет срезать траву маленьким серпом, скирдовать сено, кормить скотину. Умеет окучивать картошку, поливать, удобрять и окапывать ягодные кусты. Прекрасно ориентируется в лесу, находит грибы лучше взрослых, собирает бруснику, землянику.

Ваня тоже уже многое умеет. Физиономия у него простецкая: нос-курнос, волосы как солома, рот до ушей, веснушки –  но он чрезвычайно симпатичный, вроде подсолнуха. Очень любит помогать взрослым: и не просят его, а он обязательно притащит какое-нибудь угощение, что-нибудь интересное расскажет. Он всегда отвечает на все вопросы, и сам задаёт множество вопросов. Готов выполнить любое поручение. Ужасно живой и шустрый, глаза горят от возбуждения и интереса к жизни. На любого нового человека смотрит с восторгом, как на инопланетянина, и ждёт от него всяческих чудес.

Ваня тоже часто дерётся, но, по словам Алёны –  его главной воспитательницы - никогда не начинает первый и охотно мирится. Он не только сам одевается и раздевается, но сам стелет свою постель, сам бегает по всей деревне и всюду сует свой нос. Надо сказать, ужасно любопытный нос!

Кто же из этих двух детей более развитый? Кому из них больше подходит модный ныне ярлычок «РАННЕЕ РАЗВИТИЕ»?

Ещё несколько десятилетий тому назад трудно было себе представить родителей трёх-четырёхлетнего ребёнка, которые уже озабочены его развитием: т.е. развитием его интеллекта, памяти, отдельных способностей и пр.

Пока мал, был бы здоров и весел. Пусть играет – учёба от него никуда не уйдёт. Так думали в «патриархальных» семьях. Мы живём в полном смысле слова в другую эпоху, в совершенно ином мире, в ином культурном пространстве, с иной системой ценностей. Сейчас «раннее развитие» считается нормой. Это обычно. Это, наконец, престижно.

Но всегда ли мы хорошо понимаем, что это такое - «раннее развитие»?

Что имел в виду Б.П. Никитин, когда "придумал раннее развитие"?

Появление термина «раннее развитие» (а это научный термин, хотя одновременно и общеупотребительное выражение) мы обязаны замечательному человеку и педагогу, «заслуженному отцу» семерых детей, Борису Павловичу Никитину. Что же он имеет в виду, когда говорит о «раннем развитии»?

Оказывается, у Б. Никитина  это особая педагогическая концепция, специфический подход к воспитанию и развитию ребёнка. Согласно этой концепции нужно: создать для ребёнка как можно раньше максимальное богатство возможностей для разнообразной деятельности. В распоряжении ребёнка должны быть развивающие игры (не развивающие что-то одно, а развивающие многое), спортивные снаряды, зелёная полянка, куча песка, разнообразные «строительные материалы» (кубики, в том числе  с буквами и слогами; досочки) и пр., и пр. То есть  «среда обитания» ребёнка должна быть максимально разнообразной.

При этом, что и когда ему делать, чем заниматься –  решает сам ребёнок. Ребёнок сам выбирает, что ему делать, как и когда делать. Начнёт он интересоваться конструктором в 2 года –  ну, что ж, –  возможно, это будущий Эйфель. Начнёт в 5 лет – и это хорошо. В таком понимании «раннее развитие» – это своевременное развитие, развитие, соответствующее индивидуальности ребёнка, именно для него органичное.

Т.е. «раннее развитие» в этом смысле вовсе не антоним «позднему развитию». Это антоним усреднённому развитию, когда слово «развитие» понимается как развитие одного и того же у всех детей одновременно. Антоним обезличенного развития (без учёта индивидуальности ребёнка). «Раннее развитие» – это сугубо индивидуальное (совсем не обязательно такое уж раннее и стремительное) развитие.

Как видите, взгляды Б.Никитина возникли «по отталкиванию» от обычного «школьного» понимания развития, при котором:

  • для детей искусственно создаётся замкнутая и однообразная среда, ограничивающая их возможности (школьный класс, где можно делать только что-то одно, всё остальное запрещено);
  • что делать и когда делать, за детей решает взрослый;
  • притом все делают одновременно одно и то же: индивидуальность ребёнка не имеет значения.

Б.Никитин сформулировал закон, который  назвал законом необратимого угасания возможностей эффективного развития способностей (сокращённо  НУВЭРС). Этот закон состоит в том, что если не предоставить ребенку КАК МОЖНО РАНЬШЕ самые разнообразные возможности для деятельности, то какие-то его способности, имевшиеся от рождения, «необратимо угаснут». Вот в чём смысл «раннего развития»!

Развитие наоборот. "Пороги" опускаются под потолки

И вот мы дожили до такого счастливого времени, когда очень многие родители занимаются «развитием» своих чад чуть не с пелёнок, водят их на различные курсы, в школы. Если Алла Пугачёва всё ещё поёт, что «нынче в школе первый класс вроде института», то она безнадёжно отстала от жизни: нынче всё дошкольное детство  «вроде института».

И вот что любопытно: одним из первых авторитетных педагогов, выступивших с резким протестом против подобной общественной практики, оказался Б.П.Никитин! Казалось бы, его идеи «пошли в массы», радоваться надо. Ничего подобного!

Дело в том, что обыденное понимание «раннего развития» не имеет ничего общего не только с концепцией Никитина, но и вообще с педагогикой (и даже – вообще с подлинной человеческой культурой). В обыденном понимании «раннее развитие» – это просто сдвигание возраста начала обучения школьного типа «вниз», к самым первым годам жизни ребёнка.

Между тем, любой мало-мальски грамотный специалист, педагог или психолог, и даже любой приличный студент пединститута 2-го курса скажет вам, что классно-урочное обучение не годится для маленьких детей в принципе, что таким способом научить чему-то ребёнка дошкольного возраста нельзя, и нельзя его «развить».

Постараемся не поддаться гипнозу

«Раннее развитие»  стало прибыльным бизнесом. Затрат самый минимум, а прибыль значительная. Это всё и объясняет. Ведь мы же покупаем очень много такого, что, в сущности, не только не нужно для жизни, но и создаёт дополнительные проблемы Но мы покупаем это, платим деньги, привыкаем этим пользоваться и уже не можем без этого обойтись. Такова особенность современного общества: кто-то приобретает что-то очень часто не потому, что это нужно покупателю, а потому что нужно продавцу. Нужно, чтобы получить прибыль.

А дети –  это просто жертвы. Жертвы нашего безумного взрослого мира. Заложники нашей глупости, нашей внушаемости, нашей манипулируемости. «Вкладывайте в образование своего ребёнка» –  это формула внушения. Такой массовый гипноз, опять же очень характерный для Общества Потребления, в котором мы живём.

Этому гипнозу нужно уметь не поддаваться. То, что ребёнок сидит на каких-то ужасно развивающих занятиях, на каких-то курсах – совсем не значит, что он развивается. То, что ребёнок копается в песочке, глазеет в окно или просто с философическим выражением лица ковыряется в носу, не значит, что он не развивается. Наукой пока не установлено, какие подвижки в развитии ребёнка даёт процесс ковыряния в носу, но я уверен, в будущем это обязательно установят. И, может быть, кто-то ещё получит за это какую-нибудь премию.

Так кто же у нас более развитый: Ваня или Глеб? Конечно, Глеб раньше научится читать. Но будет ли он любить чтение? Ванины жизнерадостность, огромный интерес к миру и людям тоже ведь чего-то стоят. А как быть с нравственными качествами: у кого из них больше шансов стать хорошим человеком? Или это в эпоху «рыночных отношений» совсем не важно?

Иногда мне кажется, что некоторые родители покупают своим детям «раннее развитие» так же, как они покупают себе машины и компьютеры: что дороже, престижнее  то и лучше. Но всегда ли это так?

Умейте быть самостоятельными и независимыми и не поддаваться массовому внушению. Это нужно и вам самим – но особенно вашим детям. 

Статья из журнала «Монтессори-клуб» № 3 (18) 2009

Фото: интернет-источник и с сайта 

Агентство образовательного сотрудничества, 2008 г.

 

 

Интересно? Расскажите друзьям:

Вадим Слуцкий

педагог,  г. Петрозаводск 

Наши учебные программы:
Монтессори-педагогика для всех
Монтессори-педагогика для всех
2400 руб.
Монтессори-педагогика для родителей
Монтессори-педагогика для родителей
1200 руб.
Учитель для школы Монтессори
Учитель для школы Монтессори
990 руб.
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
Монтессори-педагогика для «исключительных детей»
1200 руб.
Монтессори-бабушки в строю
Монтессори-бабушки в строю
1200 руб.
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
Первые шаги. Монтессори-педагогика от 0 до 3-х
1200 руб.
Русский язык по методу Монтессори
Русский язык по методу Монтессори
990 руб.
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
Пробуждение творчества. Метод М. Монтессори
1200 руб.
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
«Домашняя школа Монтессори. Диалоги в письмах».
1200 руб.
Понимание математики. Метод М. Монтессори
Понимание математики. Метод М. Монтессори
990 руб.
Материалы на эту тему:
Эдвин М. Стэндинг

Новые дети с чертами будущего

Ванда Маззарелло (Vanda Mazzarello)

Как итальянские дети считают деньги

Анна Мария Маккерони

О деятельности ребенка, который учится

Татьяна Еращенко

О напутствии ребенку, отправляющемуся в детский сад

Андрей Русаков

Тайный выбор для родителей

Подключайтесь к программе «Монтессори-педагогика для всех»
В учебную программу, рассчитанную на год, вошли лучшие статьи, часть из которых больше нигде не публикуется, аудио и видео-файлы, комментарии и задания экспертов.

Узнать подробнее »